ППРК-Сервис
ППРК-Сервис
Архив номеров / Архив в электронном виде / СТО 05/16/ноябрь 2012 / «ЛАХТА-ЦЕНТР» – НОВЫЙ СИМВОЛ ПЕТЕРБУРГА
«ЛАХТА-ЦЕНТР» – НОВЫЙ СИМВОЛ ПЕТЕРБУРГА

«ЛАХТА-ЦЕНТР» – НОВЫЙ СИМВОЛ ПЕТЕРБУРГА

Итак, штаб-­квартира «Газпром­-Нефти» переехала на новое место, и будущий комплекс теперь называется «Лахта-­центр». Изменилась не только сама концепция проекта, но также внешний вид башни, которая стала теперь выше и изящнее.

Об основных отличиях проектов «Охта­-центр» и «Лахта­-центр» рассказывает начальник управления по проектированию ЗАО ОДЦ «Охта» Юлия Гуляк.

Какие изменения внесены в проект и с чем они связаны?

Можно сказать, что узнаваемым остался лишь силуэт башни, все остальное претерпело коренные изменения и в архитектурном облике, и в функциональном назначении. Прежде всего изменения связаны с тем, что объект располагается на другом земельном участке. Здесь иные геологические и метеорологические условия строительства, окружающая застройка, другая перспектива развития территории. Нам пришлось вносить серьезные изменения в конструктивную схему самой башни, полностью изменить функциональное назначение стилобатных зданий.

Расскажите об изменениях в функционале будущего комплекса.

В Охте предусматривалось создание общественно-­делового центра, в котором офисная функция являлась доминирующей, а общественные функции были скорее вспомогательными. После проведенных исследований мы поняли, в чем нуждается город и Приморский район, и приняли решение сделать новый комплекс более социально направленным. Офисные помещения будут только в башне, а в стилобатной части – гостиница, спортивный комплекс, медицинская клиника, концертный зал, многозальный кинотеатр. Помимо этого мы обустраиваем образовательный центр с интерактивными экспонатами площадью 20 тыс. кв. м. Там можно будет экспериментальным путем проверить законы физики, химии, математики,                                           узнать об изменениях климата, генах, вирусах, телекоммуникациях будущего, жизни океана, истории города. Мы надеемся на сотрудничество с ведущими вузами, чтобы вместе создать действительно качественный продукт, аналогичный, например, Музею науки в Сингапуре. Мы планируем сделать образовательную площадку, где дети могли бы развиваться с 5 лет до выпускного класса и были бы четко ориентированы на получение определенной профессии.

Наверняка это будут дети из семей с достатком выше среднего?

Нет. Многие жители города смогут себе позволить обучать там своих детей. Более того, хочу отметить, что если ребенок талантлив, он сможет учиться у нас бесплатно. Думаю, в этом смысле будет предусмотрен некий дифференцированный подход, и каждый конкретный случай будет рассматриваться индивидуально. Но что совершенно точно, обучающий центр не рассчитан на то, что там будут учиться только дети богатых родителей.

Общая площадь нового комплекса составит около 385 тыс. кв. м. В Охте планировалось 330 тыс. кв. м.

В чем преимущества нового месторасположения будущей штаб­квартиры «Газпром­-Нефть»?

Вам самому какой участок больше нравится?

Лахтинский участок красивее, конечно…

Вы сами ответили на свой вопрос. Помимо видовых характеристик преимуществом являются: близость к Кольцевой автодороге и ЗСД, отдаленность от центра города, наличие инженерной инфраструктуры.

Какие работы выполняются в Лахте в данный момент?

Мы завершили проектные работы по первому этапу строительства, прошли экспертизу, получили разрешение на строительство. В настоящий момент ведутся подготовительные работы по устройству ограждающих конструкций котлована здания башни. Параллельно мы осуществляем подготовку проектной документации по второму этапу строительства.

Каковы основные сложности, с которыми пришлось столкнуться проектировщикам?

Самая большая сложность – мы сами. Важно преодолеть сложившийся за многие годы подход, когда функционал и окупаемость выходят на первое место, а стиль и внешняя привлекательность возводимого объекта в расчет почти не принимаются. Все­-таки мы строим уникальный и знаковый проект.

При этом в финансировании недостатка нет?

Спросите об этом у наших подрядчиков. Кто­-нибудь жаловался на задержку платежей за выполненные работы?

Проводились ли социальные опросы жителей Приморского района на предмет необходимости возведения комплекса в Лахте?

Мы проводили общественные слушания дважды. Кому-­то нравится проект, кому-­то нет. Есть люди, которые протестуют, есть те, кто видит в этом массу преимуществ для развития района. Мы стараемся по возможности учитывать все мнения. Например, после выступления одной жительницы поселка Лахта (Ольгино) мы переориентировали клинику: сделали ее более доступной и многопрофильной.

Может ли отрицательное общественное мнение на этот раз как-­то повлиять на процесс строительства?

Уверена, что уже нет. Сам факт переноса проекта в Лахту – это результат общественного консенсуса. Сейчас с жителями района мы обсуждаем уже частные вопросы, по которым стремимся найти компромиссные решения, будь то организация дорожного движения на время строительства или обеспечение охраны окружающей среды.

Будет ли ваша организация заниматься вопросами инфраструктуры?

Мы строим за свой счет все объекты инженерной инфраструктуры. Сейчас, например, прокладывается канализационный коллектор, который будет передан на баланс ГУП «Водоканал Санкт­Петербурга» для возможности обеспечения канализования того же поселка Лахта (Ольгино). Транспортные же коммуникации были предусмотрены еще до нашего появления в Лахте, согласно Генеральному плану, принятому еще несколько лет назад.

Вы упомянули, что проект башни также видоизменен. Она не напоминает больше по форме кукурузу?

Вы сами как считаете? Разве не видите, что она стала выше и гармоничнее?

Известно, что в башне 86 наземных этажей. Сколько из них будут занимать офисы «Газпрома»?

Конкретную цифру сейчас назвать трудно. Площадь здания башни существенно увеличилась по сравнению с охтинским проектом, у нас получилось около 30 тыс. кв. м дополнительных офисных площадей, часть которых мы планируем сдавать в аренду.

Земля территории будущего «Лахта-­центра» частично намывная. Насколько она пригодна для строительства такого массивного комплекса?

Сложные геологические условия в Петербурге были и будут всегда. Есть технические решения, позволяющие решать эти проблемы. У нас фундаментная плита расположена на глубине 14 м от поверхности земли, а сваи – длиной 65 м. По результатам геотехнической экспертизы, данные решения удовлетворяют требованиям безопасной эксплуатации высотного здания.

При разработке проекта фундамента башни вы учитывали нормы международного высотного строительства или использовали какие­-то новые технологии?

Рассматривалось несколько вариантов, в том числе учитывались экономические показатели, и был выбран вариант свайного фундамента, наиболее для нас предпочтительный.

Какие уникальные технологии вы планируете использовать в процессе строительства?

Например, для устройства котлована здания башни необходимо выполнить ограждающую конструкцию, так называемую стену в грунте. В Охте у нас была предусмотрена технология типа top­down. В Лахте, после проведения экономических расчетов, мы от этого отказались и делаем анкерное крепление стены в грунте. Нужно отметить, что в Петербурге очень мало кто использует такую технологию.

Кто является генеральным подрядчиком строительства и субподрядчиком?

Основной подрядчик на работы нулевого цикла – фирма Arabtec. Возведение ограждающей конструкции «стена в грунте» будет делать компания «Геострой». Устройство свайного поля выполнит «Бауэр Технология».

Каковы в нынешнем проекте наиболее значимые технологические изменения?

Башня стала выше – это главное. Подобные изменения влекут за собой переделку всей конструктивной схемы. Для того чтобы обеспечить жесткость здания, пришлось повозиться.

Будет ли использовано какое­-то уникальное оборудование?

Только что мы провели переговоры с компанией ThyssenKrupp Elevator – единственным в мире производителем лифтового оборудования, воплотившим в жизнь идею движения двух кабин, перемещающихся независимо друг от друга в одной лифтовой шахте. Каждый лифт при этом имеет свой собственный привод с ведущим шкивом и свой собственный противовес. Надо сказать, что обычно в высотных зданиях используют двухэтажные кабины типа double decker, которые, впрочем, имеются и у нас.

В принципе, новых технологий много. Например, в целях энергосбережения для системы холодоснабжения мы будем использовать льдогенераторы.

Есть ли вопросы, которые пока вообще не решены?

Конечно, но они постепенно решаются. К примеру, пока не решено, какие мероприятия будут оптимальными для предотвращения льдообразования на шпиле башни. Обсуждаются также варианты систем очистки фасадов здания башни. Это крайне сложный вопрос, ведь башня имеет довольно сложную форму. Это не плоская поверхность, а криволинейная, к тому же закручивающаяся.

_____________________________________________________________________________________________________________________

Многие противники высотного строительства пользуются примерно таким аргументом: «В Америке и Европе небоскребы уже не строят, только в Дубае. Зачем нам гнаться за Эмиратами?» Однако дело не в гонке.

Думается, «Лахта­-центр» необходимо воспринимать прежде всего как новый и современный символ Петербурга, который теперь будет встречать гостей с моря и выглядеть при этом достойно, в отличие, кстати, от большинства прибрежных территорий Северной столицы.

Старый фонд, который мы, как ни крути, не смогли толком сохранить и теперь боимся на него даже дунуть, никуда не денется. И обещания ЮНЕСКО исключить Санкт­-Петербург из объектов культурного наследия в случае возведения башни на Охте можно было не воспринимать всерьез. Разве последовала какая­-либо реакция от этой организации, когда в Сербии разрушались тысячелетние храмы? Нет. Вот и нечего…

«Лахта­-центр» – это наше будущее, давайте думать о нем самостоятельно.

 

Подготовил Евгений Бжезински