ППРК-Сервис
ППРК-Сервис
Архив номеров / Архив в электронном виде / СТО 03/20 май 2013 / АЛЕКСАНДР КОВАЛЬЧИК: ПРИ ТАКИХ ТАРИФАХ КОНЦЕССИЯ НЕВОЗМОЖНА
АЛЕКСАНДР КОВАЛЬЧИК: ПРИ ТАКИХ ТАРИФАХ КОНЦЕССИЯ НЕВОЗМОЖНА

АЛЕКСАНДР КОВАЛЬЧИК: ПРИ ТАКИХ ТАРИФАХ КОНЦЕССИЯ НЕВОЗМОЖНА

Одним из наиболее обсуждаемых вопросов на съезде РАВВ в Екатеринбурге стала возможность передачи российских водоканалов в концессию крупным западным фирмам. Между тем привлечь серьезных инвесторов в отрасль сегодня крайне затруднительно ввиду отсутствия четкой тарифной политики.

О невозможности полноценных инвестиций в российскую отрасль водоснабжения и водоотведения, а также о развитии МУП «Водоканал Екатеринбурга» рассказывает его генеральный директор Александр Ковальчик.

– Екатеринбургский водоканал уже не первый год является одним из передовых в стране, его модернизация проводится достаточно активно. Поддерживает ли вас город?

– Бюджет в столице Урала, как и во многих российских городах, дефицитный, поэтому поддерживать финансово реконструкционные работы на водоканале не всегда есть возможность. Тем не менее власти города оказывают нам 100%-ю административную поддержку, всегда помогают гарантиями и не дистанцируются от возникающих в отрасли вопросов и проблем. Благодаря этому наша политика по модернизации водоканала является абсолютно согласованной, мы представляем перспективы развития до 2025 года, а также четко понимаем, как оптимизировать систему расходов и доходов предприятия. К примеру, при сегодняшнем спаде водопотребления мы не видим необходимости в расширении станций по водоочистке и канализованию.

– В Санкт-Петербурге, как вы знаете, даже при увеличении водопотребления не стали прибегать к увеличению производственных мощностей, а оптимизировали работу уже имеющегося оборудования, что в большой степени способствовало внушительным результатам по энергоэффективности. Каковы дальнейшие планы по модернизации МУП «Водоканал Екатеринбурга»?

– Во-первых, необходимо достроить те объекты, которые мы начинали возводить 3–5 лет назад, –сдача основных из них намечена на этот год. Сегодня также в не очень хорошем состоянии находится система аэрации на Южной очистной станции, и она требует реконструкции. И если раньше мы ждали серьезной финансовой поддержки от федерального бюджета, то сегодня делаем больший акцент на мероприятиях по энергосбережению. В частности, вместе с системой аэрации на Южной станции мы планируем установить новые воздуходувки, которые дают до 40% экономии электроэнергии. Здесь же будет современная система сушки, поскольку по сей день у нас уходит уйма денег на ликвидацию иловых отложений…

– Может, в Екатеринбурге использовать опыт Москвы, где на месте иловых полей был выстроен целый район – Марьино?

– Возможно. Но этот вопрос уже не к нам. В новом проекте по комплексной модернизации в принципе предусмотрено значительное уменьшение земельного участка, который будет занимать водоканал, но надо сказать, что сам проект достаточно дорогой – его стоимость составляет более 10 млрд рублей. Поэтому реализовывать его будем постепенно, в зависимости от финансовых возможностей, реконструируя в первую очередь те объекты, которые уже сегодня находятся в аварийном состоянии. Что касается Северной аэрационной станции, которую вы сегодня посетили, дальнейшая ее модернизация будет зависеть от решения вопроса по подключению к ее мощностям городов-спутников Екатеринбурга.

– Северная станция уже сейчас выглядит достойно. Каков процент выполненных там работ по модернизации?

– На сегодняшний день выполнена ровно половина того, что планировалось. По проекту ее модернизация должна завершиться увеличениеммощности до 150 тыс. кубометров воды в сутки, сегодня она уже выдает 70 тыс. Пока этого хватает, но если будет принято решение о том, что, допустим, Верхняя Пышма перейдет по сливу стоков в наше ведение, понадобятся дополнительные мощности. Поэтому если проекты по застройке в северной части города будут успешно реализованы, то к дальнейшей модернизации станции мы приступим уже с 2015 года.

Мы также намерены поэтапно модернизировать самую крупную в нашем хозяйстве – Западную фильтровальную станцию. Тот цех, который вы видели, – это первый этап модернизации, вторым ее этапом будет повышение эффективности песчаных фильтров, что позволит нам вывести из эксплуатации для дальнейшей реконструкции в 2017 году две очереди (всего на станции их шесть).

Надо сказать, что мы коррелируем наши планы с городскими властями, а также внимательно следим за всем, что происходит на строительном рынке, наблюдая за динамикой увеличения числа жителей города, что дает возможность ежегодной грамотной корректировки инвестиционной программы. То есть мы хорошо понимаем, какие работы необходимо начинать уже сегодня, а какие можно отложить на более позднее время.

– Среди непременных этапов модернизации сегодня называют передачу наших предприятий ВКХ в концессию. Однако многие специалисты говорят о том, что наша система не готова к этому…

– Концессия сама по себе – нормальная система, но она хороша тогда, когда существует система долгосрочного тарифного регулирования, т. е. при которой концессионер может для себя составить четкий бизнес-план. Иными словами, он должен понимать, что все его затраты будут учтены в тарифах по энергосервисному контракту и что, зарабатывая на этом, он постепенно сможет повышать энергоэффективность своего предприятия. Однако на сегодняшний день, когда тарифы слишком убыточны (по нашему предприятию, допустим, мы имеем на сегодня 900 млн убытков по основной деятельности), концессия вызывает очень большие вопросы. Инвестор не может зарабатывать на убыточном предприятии. В противном случае оно просто не будет выполнять тех функций, которые возложены на него городом и обществом, либо владелец будет воровать средства с оборота.

– Тем не менее какие-то западные компании уже проявляют интерес к нашим водоканалам?

– Да, например Wilo, Deǧirmenи многие другие. То есть крупнейшие компании европейского уровня, которые готовы рассматривать предложения, но ставят определенные условия, одно из которых – долгосрочное тарифное регулирование. К сожалению, последнее сегодня – больше не экономический фактор, а политический: президент сказал 6% – значит, 6%. При этом в расчет не принимаются такие факторы, как, к примеру, возможный рост цен на газ или электричество, засушливый год, который повлечет дополнительные убытки и т. д. На мой взгляд, чтобы отрасль стала инвестиционно привлекательной, тариф должен сначала превратиться в экономический фактор.

– Когда это может произойти, на ваш взгляд?

– В ближайшие 3–5 лет я такой перспективы не вижу.

 

– Наверняка, вы знакомы с работой других водоканалов страны. Какие из них, по-вашему, имеют хорошие перспективы?

– Конечно, это прежде всего водоканалы крупных городов, – каждый из них имеет свою «изюминку». Очевидно, это сложилось как-то исторически. У Екатеринбургского водоканал это, к примеру, комплексный подход к модернизации хозяйства, связанный с достаточно бурным ростом города в последние 20 лет. Надо сказать, что Свердловск того времени и современный Екатеринбург сегодня – это два совершенно разных города. Думаю, что по инновационному подходу и достигнутым показателям по энергосбережению Санкт-Петербург – абсолютный лидер. Разумеется, Северная столица часто разделяет первенство с московским водоканалом.

Все надеялись, что после комплексной реконструкции водоканал Владивостока станет одним из передовых, однако, судя по всему, пока они не научились правильно эксплуатировать тот подарок, который был сделан им государством. Посмотрим, что будет в Сочи, хотя, надо сказать, те технологии, которые предусмотрены планом реконструкции сочинского водоканала, уже немного устарели. Однако при правильной эксплуатации у водоканала города есть все шансы выйти в передовые предприятия ВКХ страны. Краснодар раньше неплохо справлялся со своими мощностями…

– МУП «Водоканал Екатеринбурга» тоже в десятке лидеров?

– Думаю, что сегодня мы делим третье место с Новосибирском.

Беседовал Евгений Бжезински