ППРК-Сервис
ППРК-Сервис
Архив номеров / Архив в электронном виде / СТО 02/19 апрель 2013 / АЛЕКСАНДР ОРТ: МЫ СТРЕМИМСЯ К ЕВРОПЕЙСКИМ НОРМАМ, ФИННЫ...
АЛЕКСАНДР ОРТ: МЫ СТРЕМИМСЯ К ЕВРОПЕЙСКИМ НОРМАМ, ФИННЫ ПОЛЬЗУЮТСЯ РОССИЙСКИМИ

АЛЕКСАНДР ОРТ: МЫ СТРЕМИМСЯ К ЕВРОПЕЙСКИМ НОРМАМ, ФИННЫ ПОЛЬЗУЮТСЯ РОССИЙСКИМИ

За строительную экспертизу взялись серьезно. В марте вступил в силу приказ Ростехнадзора от 12 декабря 2012 года № 713 «О внесении изменений в Положение по проведению экспертизы промышленной безопасности опасных производственных объектов, на которых используются подъемные сооружения», отменив проведение промышленной безопасности ППРк.

Насколько эти изменения повлияют на реальное положение вещей? Как на них смотрит строительное сообщество и специалисты?

На эти и другие вопросы отвечает председатель комитета по качеству и безопасности в строительстве при Координационном совете по развитию строительной отрасли СЗФО, генеральный директор ООО «Негосударственный надзор и экспертиза» Александр Орт.

– Насколько, на ваш взгляд, было оправдано решение об отмене обязательной экспертизы промышленной безопасности ППРк?

– Наверное, нужно начать с того, что экспертиза промышленной безопасности всегда рассматривалась отдельно, и принятие решения о монтаже грузоподъемных стационарных механизмов на строительных площадках и пуске их в эксплуатацию всегда было прерогативой Ростехнадзора. Сегодня мы перешли на негосударственную экспертизу проектов, и в перспективе законодательство может вообще отменить экспертизу, то есть контроль над принятием решений, которые обеспечивали бы безопасность и надежность собственно конструкций. С одной стороны, беспокойство отдельных представителей строительного сообщества понятно, с другой, я думаю, что переход на систему обязательного страхования в отрасли частично решит эту проблему.

– С чем, по-вашему, связаны данные изменения?

– Данные изменения связаны с тем, что в перспективе может быть вообще отменена экспертиза. Считается, что она является одним из сложных бюрократических барьеров на пути согласования проектов. Однако полностью уходить от решения вопросов безопасности неправильно, так же как и перекладывать всю ответственность за нее на застройщика.

– Как вы считаете, как эта проблема может решиться с переходом на обязательное страхование?

– Я думаю, если будет введено обязательное страхование рисков на строительной площадке, то туда как раз войдут вопросы, связанные с эксплуатацией грузоподъемных машин и механизмов, ведь без этого ни о какой безопасности на строительной площадке и речи быть не может.

– Как могут повлиять последние изменения на качество ППРк?

– Говорить о том, что все сразу начнет рушиться – неверно. Потому что во всех инструкциях производственных работ, а также в проектных решениях и ППРк, безусловно, должны быть предусмотрены мероприятия по предотвращению возможных чрезвычайных ситуаций, где четко прописан порядок выполнения работ, порядок пуска в эксплуатацию грузоподъемных механизмов, а также ответственные лица.

– И наличие обученного персонала…

– Совершенно верно. Не только машинистов, но и стропальщиков, непосредственно работающих с техникой. Ведь одна неправильная команда – «вира» вместо «майна» – может привести к несчастному случаю. Надо помнить о том, что когда мы говорим об изменениях в экспертизе, речь идет об упрощении процедуры, а не об отмене очевидного. За состояние техники по-прежнему несут ответственность управления механизации: именно они направляют ее на строительную площадку для эксплуатации. Во вторую очередь ответственны лица, осуществляющие строительство, и в третью – непосредственно машинисты и стропальщики. Таким образом, данная цепочка с отменой экспертизы не разрывается. Другое дело, что теперь объект не будет посещать специальная комиссия.

– Какова в целом, по вашим наблюдениям, реакция строительного сообщества (компаний) на последние изменения?

– В основном к данным изменениям все относятся с пониманием. Конечно, раньше существовала определенная цепочка ответственных, к которой строительные компании практически отношения не имели. Но отмена экспертизы, как я уже говорил, не освобождает от ответственности за безопасность ни УМ (в их инструкциях указано, что кран не должен поднимать вес, превышающий положенный), ни машиниста (который, по правилам, не должен выполнять подобную работу), ни ответственное за строительство лицо (от него не должно поступать данной команды). Поэтому я уверен, что даже если экспертизу отменят вообще, нормы в инструкциях башенных кранов и других потенциально опасных строительных механизмов никуда не денутся.

– То есть отмена экспертизы носит больше номинальный характер?

– Конечно, это всего лишь очевидные моменты, которые могут быть не прописаны в документе экспертизы, но соблюдение которых необходимо на строительной площадке. Ведь когда мы покупаем автомобиль, в инструкции к нему не написано, что нельзя ездить на красный свет и т. д. Это очевидно и предусмотрено другими правилами.

– Тогда почему вокруг этой очередной отмены поднимается такой шум?

– Вы понимаете, к любым изменениям, происходящим в настоящее время в строительной отрасли, отношение профессионального сообщества неоднозначно и, естественно, требует публичного обсуждения. Два года назад, к примеру, также активно обсуждался переход на негосударственную экспертизу. Тогда многие говорили что-то вроде «ну все, теперь начнется полный беспредел» и т. д. Тем не менее ничего страшного не произошло.

– Возможно, активное обсуждение последних изменений связано с перераспределением ответственности на строительной площадке…

– Возможно. Сейчас этот акцент, видимо, будет смещен на строительные организации. Управления механизации будут ответственны за состояние поставляемой на строительные площадки техники, а все вопросы ее эксплуатации будут лежать на подрядной организации.

– Александр Иванович, в последнее время мы наблюдаем довольно много изменений в сфере строительной экспертизы, с чем они связаны и каково лично ваше отношение к подобным действиям?

– Это последовательная политика государства по упрощению согласовательной процедуры и отмене излишних барьеров в строительной отрасли. Действительно, по отдельным направлениям существует перебор всевозможных согласований, требований и т. д.

– Недавно я общался с представителем компании ООО «Воздушные ворота Северной столицы» – немцем Йоханом Хертером, который является руководителем проекта по строительству пассажирского терминала «Пулково». Он также сетовал на то, что в России слишком много согласовательных процедур для одного строительного объекта…

– Действительно, у нас много лишних процедур. Я думаю, что для г-на Хертера, как для европейца, было откровением получение такого количества согласовательной документации.

– Однако когда речь идет о таком стратегически важном проекте, как аэропорт, может, и необходимо более тщательно все документировать? Перестраховка не помешает?

– В отдельных случаях это так. Интересный факт: мы часто общаемся с нашими финскими коллегами, которые также часто пеняют на то, что российские нормы безопасности (пожарные, экологические и др.) в разы серьезнее и сложнее, чем европейские, и в то же время в спорных или сложных ситуациях, как правило, прибегают именно к нашим нормам. Мне не раз приходилось слышать, что благодаря российским жестким нормам финским специалистам удавалось разрешить сложные вопросы. Как видите, мы стремимся к упрощению норм, а нашим соседям из Евросоюза не хватает их ужесточения.

Между тем, переходить к новым нормам можно и нужно тогда, когда для этого будет подготовлена соответствующая почва.

Беседовал Евгений Бжезински