ППРК-Сервис
ППРК-Сервис

Поиски утраченного

 Судьба петергофской церкви во имя Святой великомученицы Александры столь же трагична, сколь и типична для русского храма. Бывшее когда-то яркой архитектурной достопримечательностью, но разрушенное в годы Великой Отечественной войны, здание на протяжении десятилетий использовалось в качестве овощехранилища. Проект реставрации этого храма был составлен лишь в 90-е годы, и утраты, зафиксированные в нем, оказались колоссальными. Даже сегодня, когда большая часть экстерьерных работ завершена и реставраторы приступили к восстановлению внутреннего убранства, остаются неразрешенными некоторые вопросы. Ответы на них ищут специалисты входящего в Союз реставраторов ООО «Пассим» — одной из ведущих петербургских компаний, специализирующихся на реставрации интерьеров.

    Александрийская церковь была построена в 1854 году в деревне Низино близ Петергофа, на вершине холма Бабигон. Непосредственное соседство с Большим Петергофским дворцом долгое время никак не сказывалось на судьбе расположенных на холме деревенек. Лишь в середине XIX века Николай I обратил на них внимание и решил заняться их обустройством всерьез.
    Деревням дали официальные названия, упорядочили их вид, искусно спланировали сочетание зеленых насаждений, прудов с живописными островками и построек. Центром всего этого великолепия и его архитектурной доминантой, конечно же, стала пятиглавая церковь с колокольней, возведенная в русском византийском стиле. Ленточный фундамент церкви был выложен из булыжного камня, цоколь и все крыльца со ступенями и площадками, основания и базы колонн и пилястр на фасадах были изготовлены из путиловского камня серого слоя.
    Богослужения в церкви продолжались почти до самого начала Великой Отечественной войны — лишь в 1940 году здание решено было переоборудовать под клуб с кинозалом. Война этим планам помешала, однако спасением для храма, конечно, не стала: церковь, оказавшаяся на линии огня, понесла катастрофические утраты. В дальнейшем, в годы советской власти, о восстановлении разрушенной снарядами церкви никто не помышлял, и заброшенное здание использовалось как склад для овощей.
    Картина, которую увидели реставраторы, пришедшие сюда в первые годы ХХI века, была удручающей: полностью уничтоженная крыша завершения апсид, отсутствие главы большого купола и малых юго-западных главок, разрушенная винтовая лестница, полностью снесенный шатер колокольни с главкой. Здание не имело дверных и оконных заполнений, была утрачена большая часть штукатурной и лепной отделки фасадов и интерьеров, безвозвратно пропало все живописное убранство и иконостас.
    — Мы пришли работать в этот храм в 2010 году, — рассказывает архитектор ООО «Пассим» Лидия Викторовна Хуторовская. — Наши коллеги, занимавшиеся ранее восстановлением его внешнего облика, поработали по-настоящему профессионально — восстановление было почти завершено, оставалась лишь штукатурная отделка фасадов колокольни и открытие шатра. А вот восстановление внутреннего убранства потребует от наших специалистов большего мастерства.
    К счастью, по словам Лидии Викторовны, несмотря на масштабные потери, интерьер церкви возможно восстановить во всей исторической достоверности. Рисунок штукатурного и лепного декора таков, что каждый элемент повторяется неоднократно, и, профессионально исследовав сохранившиеся фрагменты, можно восстановить все утраченные участки. Кроме того, огромным подспорьем для специалистов ООО «Пассим» является исчерпывающая историческая справка, составленная коллегами по Союзу реставраторов — институтом «Ленпроектреставрация» — в 1998 году.

    Наибольшую сложность на сегодня представляет воссоздание икон, но и эта проблема решаема — хотя оригиналы икон утрачены, в распоряжении реставраторов имеется их подробная опись и акварельная копия.
    — До сих пор невыясненной остается судьба четырех изображений евангелистов, располагавшихся в золоченых рамах под куполом церкви, — говорит Лидия Хуторовская. — В документах фигурирует информация о том, что евангелисты сохранились, но в церкви их нет. Нет и информации о том, что они были куда-то вывезены, переданы на хранение. Необходимо исследовать этот вопрос, чтобы найти дополнительную информацию. Если холсты находятся на хранении в каком-либо музее, художникиреставраторы сделают для храма их точные копии. А вот если оригиналы так и не удастся найти, художникам придется создавать новые изображения по аналогам. Автор полотен известен — это художник В.В. Васильев. Аналоги нужно искать в храмах, построенных в середине XIX века, поскольку этот художник работал над оформлением многих церквей, не только Александрийской. Отталкиваясь от характера других его работ, возможно разработать изображения, соответствующие технике автора... Конечно, предпочтительнее для сохранения исторической достоверности найти оригиналы.
    Действительно, историческая достоверность, воссоздание памятника в первозданном виде — первоочередная задача реставраторов. Жаль, что в силу объективных исторических причин полное сохранение аутентичности подчас оказывается невозможным. Но главное в другом: церковь во имя Святой великомученицы Александры будет возвращена русской культуре — по завершении реставрационных работ она вновь станет не только местом богослужений, но и яркой архитектурной достопримечательностью этого живописного района Ленинградской области.

Информация предоставлена
Союзом реставраторов
Санкт-Петербурга