рн-юганскнефтегаз
ППРК-Сервис
Архив номеров / Архив в электронном виде / СТО 08/65 ДЕКАБРЬ 2018 / КРУГЛЫЙ СТОЛ: ВОДОПОДГОТОВКА КАК НАЦПРОЕКТ
КРУГЛЫЙ СТОЛ: ВОДОПОДГОТОВКА КАК НАЦПРОЕКТ

КРУГЛЫЙ СТОЛ: ВОДОПОДГОТОВКА КАК НАЦПРОЕКТ

Одно из приоритетных направлений работы в рамках национального проекта в сфере экология – повышение качества питьевой воды. Это подтверждают соответствующие майские Указы Президента России Владимира Путина.

Сегодня за круглым столом собрались представители региональных водоканалов:

 

 – заместитель директора Департамента технологического развития и охраны окружающей среды ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» Владимир Андреевич Гвоздев

 – генеральный директор МУП «Водоканал» г. Екатеринбурга Евгений Леонидович Буженинов

 – директор МУП «Водоканал» г. Череповца Сергей Нарциссович Ильин

 – директор МП «Водоканал» г. Великие Луки Евгений Владимирович Шумайлов

 

– Каковы особенности системы водозабора вашего предприятия?

Сергей Ильин:

– Источник водоснабжения Череповца – река Шексна. Особенность существующего водоочистного комплекса в том, что две станции водоподготовки могут работать автономно, независимо друг от друга. В то же время, все сооружения, входящие в состав станций, взаимозаменяемы, что позволяет реализовать различные схемы их использования.

К сожалению, хозяйственная деятельность человека приводит к тому, что со сточными водами в поверхностные водоемы попадает все больше различных химических веществ. Кроме того, из-за снижения активности судоходства проводится меньше работ по чистке и дноуглублению рек, и вода начинает «цвести». Например, в Шексне количество водорослей за последние 5-6 лет увеличилось в 3-4 раза. Присутствие водорослей придает воде неприятный запах и усложняет водоподготовку.

Владимир Гвоздев:

– Антропогенное загрязнение воды, действительно, является проблемой. Для водоснабжения Северной столицы 98% воды забирается из Невы и около 2 % – из подземных источников. Периодически качество воде в Неве ухудшается в связи с  сезонным перемещением внутренних вод Ладожского озера. Но мы успешно справляемся с этим, потому что хорошо изучили «характер» реки. Известны нам и природные особенности невской воды, которые определяют выбор схемы ее очистки: низкая минерализация и жесткость, низкие значения мутности, относительное высокое содержание гуминовых веществ, высокая цветность и высокая перманганатная окисляемость. Соответственно, для подготовки вод из Невы применяем сорбцию, осветление, обесцвечивание и двухступенчатое обеззараживание.

Обеззараженные подземные воды с избыточными солями жесткости в процессе подготовки смешиваем с очищенной мягкой невской водой. Для вод, содержащих избыточные железо и  марганец применяем обезжелезивание и деманганацию.

Евгений Буженинов:

– Особенность водозабора Екатеринбурга – открытый канал, по которому вода идет от водохранилища до станции водоподготовки. Поэтому мы применяем дополнительные меры для сохранения качества воды при прохождении по каналу: охраняем территорию, очищаем канал от обрастаний.

Периодически приходится решать проблему резкого снижения качества воды из-за обильных паводков, когда увеличиваются показатели по цветности, марганцу, перманганатной окисляемости. Такое пиковый период пришелся, например, после четырех лет маловодья, на 2015 год.

Евгений Шумайлов:

– Особенностью системы водозабора нашего предприятия – наличие двух очистных сооружений: для подземных (ВОС) и поверхностных (ОСВ) источников, причем последние обеспечивают около четверти объема водозабора.

Выше водозабора на реке Ловать крупных промышленных предприятий нет, но истоки реки располагаются в болотах, поэтому в момент интенсивного таяния льда и снега ухудшаются показатели цветности, мутности, перманганатной окисляемости, а также микробиология реки. Для улучшения качества речной воды до требований СанПиН по цветности и окисляемости без применения реагентов мы смешиваем ее с водой из подземных источников. Для этого 4000-5000 м3 очищенной подземной воды подаётся в один из РЧВ речного водозабора.

Основная проблема подземных вод – сероводород. Благодаря применению серобактерии в определенных стадиях очистки на выходе значение сероводорода становятся меньше предела обнаружения применяемой МВИ. Этот биохимический метод очистки воды от сероводорода был впервые в СССР применен именно на нашей станции.

Если говорить о поверхностных водозаборах, то у нашего предприятия специфические проблемы. Пруды для выращивания рыбы, расположенные выше по реке, ежегодно сбрасываются, что приводит к ухудшению качества воды по органолептическим, физико-химическим и микробиологическим показателям. Также выше точки водозабора на крутом песчаном берегу расположены городские кладбища «Мордовичи» и «Воробецкое». Поскольку мероприятий по укреплению береговой линии не проводится, мы вынуждены держать ситуацию под жестким контролем, используя ресурсы Центральной испытательной лаборатории МП «Водоканал». Беспокойство вызывает и активное развитие в псковской области свиноводства при отсутствии внедрения эффективной и безопасной технологии утилизации отходов свиноводческих хозяйств.

– Предусмотрены ли на вашем предприятии технологии, служащие для поддержки качества водоочистки на высоком уровне даже в случае чрезвычайных ситуаций?

Сергей Ильин

– На обеих водоочистных станциях ВОС-2 и ВОС-3 Комплекса водоочистных сооружений с 2010 года успешно функционирует технология сорбционной обработки воды порошкообразным активированным углем (ПАУ). ПАУ вводится в точке подачи речной воды перед рециркуляторами-осветлителями, и  его дозы зависят от уровня ее загрязнённости.

Это техническое решение в сочетании с непрерывной рециркуляцией осадка на сооружениях 1-й ступени очистки, позволяет эффективно извлекать из исходной воды фенолы и нефтепродукты и повышать эффективность удаления запахов и  привкусов во время массового «цветения» воды.

В результате использования этой технологии перманганатная окисляемость снизилась на 15%, в 2 раза уменьшилось содержание остаточного алюминия в питьевой воде.

Владимир Гвоздев:

– Наш опыт тоже подтверждает, что ПАУ позволяет эффективно бороться с запахом, а также с различными специфическими загрязнениями – например, с нефтепродуктами. Система дозирования ПАУ внедрена у нас на всех водозаборах.

Кроме того, мы считаем, что контролирующие мероприятия в немалой степени способствуют своевременному получению информации о качестве воды, а значит, позволяют своевременно принять необходимые меры. Поэтому внедрили систему автоматического мониторинга в режиме «on-line» на всех этапах водоподготовки – от водозаборов до потребителя. Также на всех ВС установлена система биомониторинга с использованием речных раков, уже ставшая визитной карточкой петербургского Водоканала.

– Произошла ли в последние годы на вашем предприятии смена реагентов на более современные и безопасные?

Владимир Гвоздев:

– В период 2000-2009 гг. мы внедрили технологии обеззараживания питьевой воды с использованием безопасных экологичных реагентов, а именно – гипохлорита натрия вместо жидкого хлора и сульфата аммония вместо аммиачной воды.

На Главной и Волковской ВС, а также на всех водопроводных станциях пригородов были установлены системы хранения и дозирования высококонцентрированного гипохлорита натрия. А в 2006 и 2008 гг. на Южной и Северной ВС города были построены заводы по производству низкоконцентрированного гипохлорита натрия из поваренной соли.

Внедрение технологии применения сульфата аммония вместо аммиачной воды позволило предотвратить образование хлорорганических соединений в процессе производства питьевой воды. В результате содержание хлороформа и других хлорорганических соединений в водопроводной воде города в несколько раз ниже предельно допустимых величин.

Сергей Ильин:

– Однако применение гипохлорита натрия полностью не исключает возможность образования хлорорганических соединений. Кроме того, данный реагент обладает высокой коррозионной активностью. При озонировании же, которое также считается альтернативой применению жидкого хлора, необходимо использовать сорбционные угольные фильтры для удаления образующихся побочных высокотоксичных продуктов: вальдегидов, кетонов, бромсодержащих тригалометанов, броматов и проч. При этом озонирование не обеспечивает остаточного дезинфицирующего действия.

Поэтому в 2002-2003 годах на наших водоочистных станциях была внедрена технология УФ-обеззараживания. В результате содержание хлороформа в питьевой воде снизилось на 25 %, а расход жидкого хлора – на 40%.

С 2010 года мы перешли на «бесхлорную» технологию водоподготовки. На КВС для обработки питьевой воды применяем дезинфицирующее средство «Дезавид-концентрат» – реагент двойного действия (он является дезинфектантом и катионным флокулянтом). Вещество относится к IV классу малоопасных веществ. Важно, что при хранении, приготовлении и дозировании рабочих растворов на основе ПГМГ-ГХ не требуется разработка специальных мероприятий.

В настоящее время среднее значение концентрации хлороформа в питьевой воде в 6 раз ниже действующего ПДК, в 12 раз ниже по сравнению с показателями в 2010 года и в 20 раз ниже по сравнению с 2004 годом.

С 2016 года на применяем на ВС новый реагент – композиционный флокулянт УНИКО-Ф-ОХА-12, обладающий высокой флокулятивной способностью и антимикробной активностью.

Владимир Гвоздев:

– Мы тоже считаем, что обеззараживания питьевой воды на ВС с использованием УФ гарантированно обеспечивает эпидемиологическую безопасность водоснабжения города. Еще в 2008 году Санкт-Петербург стал первым мегаполисом в мире, где вся питьевая вода проходит обработку ультрафиолетом.

Для того чтобы качество питьевой воды соответствовало требованиям нормативов по хлорорганическим соединениям, на всех петербургских ВС выполнены работы по модернизации технологий дозирования реагентов, что позволило уже в 1997 году обеспечить 100% коагуляцию. А в 2005-2006 гг. на всех водопроводных сооружениях была внедрена технология автоматического приготовления и дозирования порошкообразного флокулянта, что позволило снизить дозу реагента в 10 раз.

Евгений Буженинов:

– Для достижения необходимой стабильности воды, снижения уровня коррозионной активности и объема вторичного загрязнения мы используем высокоосновный коагулянт полиоксихлорд алюминия. Также внедрили пре– и постаммонизацию, дающие возможность уменьшить количество хлорорганических соединений и сохранять благоприятный микробиологический фон в распределительной сети. В прошлом году внедрена технология деманганации, актуальная для Урала. Работает ультрафиолетовая очистка, которая гарантирует защиту от вирусов.

Евгений Шумайлов:

– Ранее для обеззараживания воды на очистных сооружениях г. Великие Луки использовался товарный привозной хлор, до 10 тонн которого хранилось на предприятии, создавая риск аварийной ситуации.

В рамках долгосрочной целевой программы «Чистая вода Псковской области на 2012-2017г.» была проведена модернизация технологической схемы обеззараживания питьевой воды. А именно было установлено комплектное оборудование станции обеззараживания МБЭ-150 на ОСВ и МБЭ-50 на ВОС. Продукцией установок является дезинфицирующий реагент хлорная вода, в составе которой около 5% диоксида хлора, усиливающего действие раствора оксидантов. При этом сырьём для получения дезинфицирующего агента является поваренная соль, а все реагенты соответствуют требованиям экологической и санитарной безопасности.

– Какие инновационные технологии водоочистки, на ваш взгляд, заслуживают внимания и внедрения в технологический процесс?

Владимир Гвоздев:

– Мы выбираем для сооружений водоочистки многоступенчатые технологии с обязательным внедрением инноваций, решающих как экологические задачи, так и задачи ресурсосбережения. В пример могу привести комплекс К-6 на Южной ВС. Многоступенчатый процесс позволяет получать качественную питьевую воду при любых капризах водоисточника, так как каждая ступень дополняет другую. При этом расходы энергии при водоподготовке снижаются при более длительном цикле работы фильтровальных сооружений. Внедрение оборотного водоснабжения позволяет, в частности на К-6, каждые сутки экономить 20 тыс. м3 невской воды.

Сергей Ильин:

– Из нашего опыта могу сказать, что двухступенчатая система водоподготовки, с использованием рециркуляторов-осветлителей и скорых фильтров дает возможность реализации целого ряда прогрессивных технических решений. Повторное использование промывных вод скорых фильтров путем возврата их на очистку в «голову» сооружений исключает сброс промывных вод в водоем. Сорбционная обработка воды ПАУ дает возможность оперативно нейтрализовать негативные последствия от аварийных сбросов в водоисточник, а также улучшить качество исходной воды, особенно в период «цветения». Бесхлорная технология обеззараживания в сочетании с УФО исключает возможность образования высокотоксичных хлорорганических соединений. Микрофильтрация с использованием дисковых микрофильтров с мембранами 10 мкм позволяет задерживать водоросли с эффективностью 70-90% до стадии реагентной обработки воды. В результате внедрения этих технологий качество питьевой воды на водоочистных станциях МУП «Водоканал» по целому ряду показателей (цветность, мутность, алюминий, окисляемость) стало значительно лучше установленных стандартов СанПиН. При этом не допускается значительного роста тарифа (1 м3 – 18,09 руб.).

Е. В. Шумайлов:

– На ОСВ апробирована технология очистки воды с помощью ультрафильтрации. Прошли испытания различные марки мембран и реагентов, были проверены режимы фильтрации, промывки, обратной промывки с добавлением химических реагентов и определён оптимальный тип фильтрационного модуля. Результаты позволяют утверждать, что данная технология эффективна.

Евгений Буженинов:

– Сейчас мы работаем над развитием одной из станций водоподготовки. Озонирование, угольные фильтры, микро­фильтрация, флотация – все эти технологии идеально подходят для воды, характерной для нашего региона, и  будут внедрены на предприятии в ближайшее время.

– Можно ли сказать, что водоканалы в области водоочистки работают сегодня в тесном сотрудничестве с отечественными научными и производственными фирмами?

Сергей Ильин:

– История развития МУП «Водоканал» г. Череповца теснейшим образом связана с научно-исследовательскими и проектными институтами: Академией коммунального хозяйства, НПО «ЛИТ», ФГУН НИИЭМ им. Пастера, Российской Академией медицинских наук, ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И.И.Мечникова Минздрава России, ГУ НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды
им. А. Н. Сысина, АО Мосводоканалроект, АО «Ленводоканалпроект» и др. Большую помощь региональным водоканалам оказывает Российская Ассоциация Водоснабжения и Водоотведения.

Думаю, для подобного сотрудничества необходимо, прежде всего, стремление самих водоканалов к поиску решений существующих проблем и совершенствованию отрасли.

Владимир Гвоздев:

ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» традиционно нацелен на апробацию и внедрение отечественных технологий. Но не все результаты, полученные в стенах лабораторий, масштабируются на реальные сооружения. Необходимо, чтобы представители научных и производственных компаний, приходя на производство, хорошо это понимали, тогда совместными усилиями можно найти оптимальные решения и путь от разработки до внедрения станет короче. На нашем предприятии есть хорошая практика подобного взаимодействия – мы информируем научные сообщества о проблемах, которые нужно решить, и рассматриваем их предложения.

Евгений Буженинов:

– Согласен, что самая большая сложность в работе с отечественными партнерами – недостаточный объем производственных испытаний. На сегодняшний день эксплуатация отечественного оборудования, особенно в начальный период, больше похожа на испытания оборудования в  промышленных условиях, чем на реальную эксплуатацию.

На ближайшее время у нас запланированы испытания диоксидной технологии. Будем надеяться, что это оборудование отечественного производителя не обманет наших ожиданий.

– Какой опыт отечественных или зарубежных водоканалов в области водоподготовки вы считаете заслуживающим тиражирования?

Владимир Гвоздев:

– Для каждого источника водоснабжения и региона технологии водоподготовки индивидуальны. Поэтому, прежде всего, мы занимаемся изучением опыта коллег, находящихся в схожих природно-климатических условиях. Так прототипом К-6 явились водопроводные сооружения г. Белграда. А модернизация системы применения ПАУ на Главной ВС была выполнена после того, как мы познакомились с опытом МУП «Водоканал» г. Череповца.

Евгений Шумайлов:

Поскольку для нашей отрасли актуальной проблемой являются потери воды из водопроводных сетей, мы планируем начать работу по автоматизации и диспетчеризации системы водоснабжения города. На это нас вдохновляет пример водоканалов крупных городов.

На предварительном этапе будет выполнено зонирование системы водоснабжения города с  определением мест диктующих точек, в которых позже будут установлены расходомеры и регистраторы данных для передачи информации в диспетчерскую.

– С какими трудностями приходится сталкиваться вашему предприятию в области внедрения новых технологий водоподготовки?

Владимир Гвоздев:

– Для нас актуальна необходимость строить новые комплексы водоочистки, так как сооружения прошлого столетия характеризуются моральным и физическим износом. Внедрение новых технологий в этой области было бы более успешным при условии подкрепления отечественных научных решений пониманием того, где можно произвести то или иное оборудование.

Евгений Буженинов:

– Внедрение одного инновационного элемента влияет на  всю технологическую цепочку. Поэтому кроме усилий по  внедрению современного оборудования в эксплуатацию, необходим серьезный контроль эффективности всего процесса водоподготовки. Немаловажен и фактор финансирования.

Евгений Шумайлов:

– Отсутствие финансовых средств является основной проблемой малых городов. Единственный выход в сложившейся ситуации – включение мероприятий по реконструкции и модернизации сетей в какую-либо государственную программу. Но и здесь есть сложности. Например, в 2016 году мы подали заявку в Фонд содействия реформированию ЖКХ. Однако получить финансирование оказалось невозможным по причине невыполнения одного из основных критериев предоставления финансовой поддержки Фонда – наличия концессионера (участника проекта).

Администрация города и Водоканал провели большую работу для того, чтобы включить реконструкцию и модернизацию объектов водоснабжения в государственную программу Псковской области «Обеспечение населения области качественным жильем и коммунальными услугами на 2014-2020 годы». Благодаря подпрограмме «Чистая вода Псковской области» Водоканал смог получать финансовые средства на реконструкцию и  модернизацию системы водоснабжения города.

Таким образом, для внедрения инноваций в сфере водоснабжения и повышения качества питьевой воды в малых городах необходима активная совместная работа администрации города с регионом для обеспечения финансирования проектов за счет федерального бюджета. 

– Насколько состояние трубопроводов влияют на качество воды, доставляемой непосредственно потребителю?

Евгений Шумайлов:

– В городе Великие Луки значительная часть водопроводных сетей имеет высокий физический износ. Особую тревогу вызывает высокая аварийность кольцевого водовода диаметром 500  мм  – основной водной «артерией» города. За 2016 год силами МП «Водоканал» на трассе было ликвидировано 38 прорывов, за 2017 год – 43 прорыва, за 2018 год – 29 прорывов. Потери воды от повреждений на трубопроводах в виде свищей, трещин, разрывов и разгерметизации стыков достигают 40% от объема воды, поданной в сеть! Это тревожная цифра. Кроме того, из-за возможности проникновения в микротрещины и микротечи трубопровода внешних загрязнений страдает качество воды.

Решение данной проблемы возможно только путем замены ветхих труб на современные полиэтиленовые трубы. Поскольку эти мероприятий требуют больших финансовых затрат они могут быть реализованы только в рамках целевой федеральной программы. Эти возможности мы активно ищем.

А пока ежегодно, за счет собственных средств предприятие производит замену ветхих участков сетей водопровода полиэтиленовыми трубами. Так за 2017 год было заменено на полиэтилен – 1167 м аварийных участков, за 10 месяцев 2018 года – 946,5 м.

Евгений Буженинов:

– Конечно, вторичное загрязнение остается актуальным вопросом. Старые трубопроводы из стали и чугуна влияют на качество воды в распределительных сетях: повышаются значения цветности, мутности, железа. Чтобы исправить ситуацию, последовательно заменяем трубы, применяя современные материалы. Также работаем над контролем гидравлических режимов, избавляемся от тупиковых участков.

Владимир Гвоздев:

– Мы уделяем большое внимание своевременной замене изношенных участков трубопроводов с применением устойчивых к коррозии материалов и оптимизации гидравлического режима работы распределительной сети.

Кроме того, в целях сохранения качества питьевой воды у  потребителя на том же уровне, как и на выходе с ВС на станциях доочистки внедрены реагенты и фильтрующие загрузки, в  основе которых содержится карбонат кальция. На ВС, где осуществляется очистка невской воды, испытываются коагулянты нового поколения.

Сергей Ильин:

– У нас есть подобный опыт. В Череповце наиболее проблемным с точки зрения коррозии трубопроводов является Зашекснинский район, где подача воды осуществляется по существующим водоводам диаметром 800-1000 мм протяженностью 7-8 км, при этом потребляемый объем не превышает 15  000 м3/сут., что приводит к застою воды в трубопроводах и ухудшению ее
качества. В результате применения на водоочистных станциях реагентов нового поколения было отмечено улучшение качества питьевой воды в самых удаленных (тупиковых) точках разводящей сети, особенно по таким показателям, как цветность, мутность, железо.

– Каковы планы вашего предприятия в области водоподготовки на ближайшую перспективу?

Евгений Шумайлов:

– Поскольку с каждым годом качество исходной воды в реке Ловать ухудшается, планируем перевести систему водоснабжения города Великие Луки на один – подземный – источник водоснабжения. Для этого необходимо выполнить реконструкцию водопроводных очистных сооружений (ВОС) с увеличением производительности станции до 40,0 тыс. м3/сут. В рамках этого проекта должна быть проведена реконструкция трех реакторов и отделения исходной подземной воды станции биохимической очистки воды от сероводорода на ВОС и ликвидация «самоизливов» подземных вод. В числе ключевых мероприятий: тампонирование 8-ми артезианских скважин, бурение новых скважин, строительство дополнительного реактора и скорых фильтров, реконструкция аварийных участков кольцевого водовода и строительство повысительных насосных станций водопровода.

Евгений Буженинов:

– В настоящее время проектируем блок углевания, который будет работать в автоматическом режиме. Планируем внедрить озонирование, микрофильтрацию, флотацию сначала на небольшой станции, после чего экстраполируем положительный опыт на основную станцию водоподготовки. Также будем совершенствовать отработку и автоматизированный контроль гидравлических режимов, обновлять сети.

Сергей Ильин:

– В 2017-2018 гг. на нашем предприятии была проведена модернизация городских повысительных насосных станций (ПНС), в рамках которой на всех зональных ПНС города смонтировано оборудование УФО. Также на объектах МУП «Водоканал» были смонтированы газопоршневые установки, обеспечивающие резервную схему электроснабжения основного оборудования в случае аварийного отключения электроэнергии.

Улучшение качества питьевой воды, повышение за счет использования наилучших доступных, эффективных, безопасных и приоритетно отечественных технологий – приоритетное направлением для дальнейшего развития предприятия.

Владимир Гвоздев:

– Мы, как и прежде, стремимся быть лучшими в отрасли. Сегодня задачи надежности, бесперебойности и качества питьевой воды решаются не только за счет простой замены старого на новое. Предприятие нельзя назвать современным, если не  меняются методы управления производством – в этом направлении у нас есть интересные идеи, многие из которых уже внедрены в производство.

 

Подготовила Елена Никитченко

____________________________________________________________________________________________________________________

ОСОБОЕ Мнение:

Генеральный директор ООО «СБРКС по Северо-Западу» Владимир Николаевич Угрюмов.

Потери воды при транспортировке…. Решение есть!

Для всех Водоканалов, независимо от их географического положения и инвестиционных программ остается актуальной проблема вторичного загрязнения питьевой воды вследствие обветшания трубопроводных систем.

 – По оценке Стокгольмского Международного института Воды, (Stockholm International Water Institute, SIWI) в 2010 году доля мировых запасов пресной воды во всех её видах составляла 3% (43,62 млн. км3) от всего объёма воды на планете (1 454 млн. км3). По оценки того же института, к концу 2017 года этот процент снизился до 2,94% (42,75 млн. км3) или на 0.87 млн. км3. Безусловно, здесь сказываются изменение планетарного климата, таяние ледников и многие другие причины. Но надо признать, что одним из существенных факторов потерь уже подготовленной питьевой воды являются потери при её транспортировке, которые могут достигать 30%.

Думаю, многие уже слышали о трубах из высокопрочного чугуна с шаровидным графитом (ВЧШГ), обладающих уникальными механическими и физическими свойствами, в том числе коррозионной стойкостью, высокой прочностью и экологичностью. На основании имеющихся данных можно смело утверждать, что на сетях водоснабжения из ВЧШГ полностью отсутствуют нештатные ситуации за исключением повреждений от внешних механических воздействий.

Ни в коей мере не хочу, чтобы моё мнение воспринималось как критика труб из иных материалов для устройства систем водоснабжения. Но обращаю ваше внимание на богатый опыт применения продукции из высокопрочного чугуна с шаровидным графитом в сферах водоснабжения, водоотведения и теплоснабжения, убедительно доказывающий, что если тенденция устройства водопроводов из ВЧШГ сохраниться, то возможно, через несколько лет  очередная оценка SIWI констатирует возвращение запасов пресной воды на Земле к заветным 3%.