БЦ Вант
ППРК-Сервис
Архив номеров / Архив в электронном виде / СТО 08/33 декабрь 2014 / ЕВГЕНИЙ БЕЛЛЕНДИР: МЫ НЕ ДОЛЖНЫ СИДЕТЬ И ЖДАТЬ
ЕВГЕНИЙ БЕЛЛЕНДИР: МЫ НЕ ДОЛЖНЫ СИДЕТЬ И ЖДАТЬ

ЕВГЕНИЙ БЕЛЛЕНДИР: МЫ НЕ ДОЛЖНЫ СИДЕТЬ И ЖДАТЬ

В конце октября 2014 года на базе ОАО «ВНИИГ им. Б. Е. Веденеева» и Санкт-Петербургского государственного политехнического университета прошла VIII Научно-техническая конференция «Гидроэнергетика. Новые разработки и технологии».
Специалисты ОАО «РусГидро» и руководители гидроэлектростанций России, ректоры ведущих университетов страны, представители НИИ строительного направления и организаций, работающих в сфере гидроэнергетики, обсудили самые актуальные вопросы работы отрасли.
Яркие и острые выступления касались, в первую очередь, состояния гидроэнергетики в целом и перспектив ее развития. Однако не меньшую заинтересованность вызвали доклады, посвященные разработкам, направленным на обеспечение надежной и безопасной эксплуатации сооружений и оборудования ГТС и ГЭС. Перспективы развития научно-проектного комплекса ОАО «РусГидро», использование передовых научных и инженерных решений в смежных областях для целей гидроэнергетики, сотрудничество с РАН, ведущими университетами, концернами для выполнения научных разработок и подготовки кадров – эти и многие другие вопросы стали предметом обсуждений гидроэнергетиков со всей России.

О состоянии и перспективах российской гидроэнергетики мы попросили рассказать директора по научной деятельности ОАО «РусГидро», генерального директора ОАО «ВНИИГ им.Б. Е. Веденеева» Евгения Беллендира.

– Евгений Николаевич, как бы вы обозначили тренд конференции?
– На этот вопрос я бы ответил следующим образом. С одной стороны, есть основания полагать, что в отрасли все благополучно, наука движется в верном направлении, у нас и наших коллег есть достижения, наработки, (и соответственно, определенные перспективы в финансировании), как это и прозвучало в большинстве докладов, представляющих научно-конструкторские работы по линии сооружений, оборудования, новых технологий. С другой стороны, на текущий момент нет конкретных и понятных планов развития гидроэнергетики, что и было отмечено в выступлениях, посвященных перспективам отрасли.

– То есть вы согласны с характеристикой ситуации в гидроэнергетике, высказанной одним из участников конференции, как кризисной или стагнационной?
– Согласен. Но, полагаю, речь идет о том, что в документах, являющихся определяющими для нашей отрасли (Генеральная схема размещения объектов энергетики и проект Энергостратегии РФ на период до 2035 года) роль гидроэнергетики обозначена весьма неопределенно и в большей степени отнесена к периоду после 2025 года. Согласитесь, это достаточно большой срок, до которого хотелось бы не просто добрести, а дойти в развитии. Для этого нужны стратегия и тактика с перечнем конкретных действий. То есть, с одной стороны, необходима сбалансированность в общей системе энергообеспечения страны, а с другой – активное продвижение гидротехнических проектов, таких как строительство противопаводковых ГЭС в Амурской области и Хабаровском крае. Также должна стоять задача диверсификации деятельности. Эта задача касается прежде всего научно-проектного комплекса, который аккумулирует вокруг себя ведущие научные и проектные институты страны.

– Вы имеете в виду переориентацию проектной и научно-исследовательской деятельности с гидроэнергетики на гидротехнику?
– Не совсем. Мы должны заниматься и тем, и другим. Но если раньше была загружена именно гидроэнергетика, то сегодня следует активизировать направление, связанное с гидротехническим строительством. Порты, транспортное строительство сейчас очень востребованы, а мы все это умеем делать, значит, именно сюда нам следует направить свои силы, чтобы иметь возможность не только сохранить свой потенциал, наработки, кадры, но и развиваться. Я бы назвал это диверсификацией деятельности, но не с точки зрения приложения сил (гидроэнергетика или гидротехника), а диверсификацией с точки зрения заказчика. На конференции не раз назывались отрасли, где мы сегодня востребованы. Сегодня, чтобы выжить и развиваться, необходимо активно двигаться по всем направлениям.

– Назовите, пожалуйста, основные объекты в нашей стране, которые сейчас находятся в работе.
– Сегодня компания строит ГЭС в разных регионах нашей страны. Среди них Богучанская ГЭС совместно с ОК «РУСАЛ» на Ангаре в Красноярском крае, Нижне-Бурейская ГЭС в Амурской области, Усть-Среднеканская ГЭС в Магаданской области, Гоцатлинская ГЭС в Республике Дагестан, Зеленчукская ГЭС-ГАЭС в Карачаево-Черкесской Республике, ряд малых ГЭС на Северном Кавказе. Также сейчас строятся ТЭЦ в г. Советская гавань в Хабаровском крае, первая очередь Сахалинской ГРЭС-2 в Сахалинской области, первая очередь Якутской ГРЭС-2 в Республике Саха (Якутия), вторая очередь Благовещенской ТЭЦ в Амурской области. Хочется назвать еще один проект, к которому, по моему твердому убеждению, обязательно следует вернуться – строительство Ленинградской ГАЭС. Да, в сегодняшней схеме гидроаккумуляция неэффективна, но она востребована, нужна системному оператору, а значит, должны быть запущены иные, не рыночные механизмы, или изменены условия работы на рынке. Гидроаккумулирующие станции успешно работают во всем мире, а значит, существуют рабочие механизмы, позволяющие их использовать в рыночной экономике, не говоря уж про регулируемый сектор.

– Крым интересен как территория приложения ваших сил?
– С точки зрения гидроэнергетики потенциал невелик, но там, в первую очередь, необходимо восстанавливать и создавать объекты водоснабжения и водохозяйствования – этим мы обязательно будем заниматься.

– Насколько остро стоит вопрос создания единой энергосистемы между Дальним Востоком, Сибирью и Уралом, какова ее роль в дальнейшем развитии гидроэнергетики?
– Безусловно, это актуальный вопрос. Ведь сегодня, несмотря на название «Единая энергосистема Российской Федерации», она по факту не является единой. Дело в том, что заложенные в советское время энергомосты через Кахзахстан, призванные обеспечить связь Сибирской энергосистемы с Уральской и Европейской энергосистемами, так реализованы и не были. Практически перетоки электроэнергии из Сибири на Урал и в Европейскую часть на сегодняшний день невозможны. Получается, что сибирский гидропотенциал при существующих условиях не может быть использован нигде, кроме как в самой Сибири и между Сибирью и Дальним Востоком. Иными словами, мы имеем крупные, но изолированные системы. Без этих связей – с учетом ограниченности потенциала экономического роста Сибири и Дальнего Востока – развитие гидроэнергетики не имеет смысла. Таким образом, развитие высоковольтных сетей и сетевого хозяйства – одна из составляющих развития гидропотенциала Сибири и Дальнего Востока.

– Специалисты всех отраслей жалуются на болонскую систему подготовки инженеров, и гидроэнергетики – не исключение. При этом на конференции не меньше говорили о недостатках подготовки ученых на следующей ступени – в аспирантуре.
– Это и так, и не так. С одной стороны, сейчас во ВНИИГ и другие проектные организации приходит довольно много выпускников университетов, то есть нельзя сказать, что нет интереса к специальности в целом и востребованности науки у молодежи. Более того, приходят молодые люди, которым действительно интересно работать и в науке, и в проектировании, и они готовы посвятить себя этой деятельности. Другое дело, что полученное ими образование меня, как профессионала и директора института, не устраивает. Дело в том, что нам нужны достаточно подготовленные кадры, ведь хоть мы и являемся научно-исследовательским институтом, у нас нет программы НИОКР, по которой мы бы получали бюджетное финансирование и спали спокойно. Наша работа – решение конкретных прикладных задач. То есть приходящие к нам люди должны не только желать работать, но и уметь это делать. А этого умения у выпускников вузов, к сожалению, или мало, или совсем нет. Мы получаем кадры, которые нужно доучивать.
Да, наш институт уже начал работать со студентами-старшекурсниками, но для изменения ситуации этого мало: нужна более активная позиция руководства вузов и НИИ. Это ведь двусторонняя работа, а значит, следует совместными усилиями разрабатывать программы магистратуры и аспирантуры, думать, как развивать этот процесс, вовлекать в него Министерство образования, РАН, отраслевые министерства. Мы не должны сидеть и ждать, пока нам кого-нибудь подготовят и приведут.

Беседовала Светлана Соснова