БЦ Вант
ППРК-Сервис
Архив номеров / Архив в электронном виде / СТО 07/40 НОЯБРЬ 2015 / МАЛОЙ ГИДРОЭНЕРГЕТИКИ МНОГО НЕ БЫВАЕТ
МАЛОЙ ГИДРОЭНЕРГЕТИКИ МНОГО НЕ БЫВАЕТ

МАЛОЙ ГИДРОЭНЕРГЕТИКИ МНОГО НЕ БЫВАЕТ

В конце октября в Петербурге российские гидроэнергетики традиционно обсуждали перспективы развития отрасли.
Темами обсуждения IX Научно-технической конференции «Гидро­энергетика. Новые разработки и технологии» стали научно-технические достижения в сфере гидроэнергетики и ВИЭ.
Интересно, что из более чем ста выступлений лишь одно было посвящено малой энергетике. Но не удивительно. Во-первых, малая гидроэнергетика всегда держалась исключительно на энтузиастах и испытывала легкое небрежение со стороны «больших» энергетиков: не до вас, нам бы с настоящими ГЭС разобраться!
Во-вторых, в условиях снижения финансовых потоков и законодательной неопределенности вполне объяснимо, что именно малая гидроэнергетика оказалась отодвинутой до лучших времен. К тому же масштаб малых ГЭС не позволяет реализовывать проекты в столь любимом нынче формате «освоения выделенных средств». Это – третье и, возможно, самое главное.
Тем любопытнее было узнать, что практически одновременно с конференцией наши земляки на далекой Кубе готовили к пуску пять малых ГЭС, оснащенных созданным на петербургской земле оборудованием. С учетом того, что вот уже год ПАО «РусГидро» готовит для реализации программы развития малой энергетики контракты с китайскими производителями, нам показалось интересным услышать мнение российского производителя о состоянии малой энергетики в России.

Наш собеседник – генеральный директор ЗАО «МНТО ИНСЭТ» Яков Иосифович Бля­шко.
– За последние четыре года нами запущены станции в Суринаме, Армении, Казахстане, на Кубе – и ни одной в России. Такова реальность. Неделю назад наши специалисты вернулись с Кубы, где подготовили к пуску пять станций. Ряд малых ГЭС строятся на реках, протекающих по горному массиву Сьерра-Маэстра. Страна, успешно решившая две важных задачи – всеобщего образования и доступного здравоохранения, сейчас столь же активно и ответственно подходит к решению проб­лемы электрификации удаленных и затерянных в горах хозяйств.
В прошлом году запустили станцию на оросительном канале в Казахстане, в 2013 отправили шесть агрегатов для малой ГЭС в Армению. В 2013 году мы поставили оборудование на уникальную станцию в Суринам – самое маленькое по площади государство Южной Америки. Она сооружена на одном из порогов посредине реки, протекающей сквозь влажные тропические леса, добраться до нее можно лишь на лодке. В этих лесах живут люди, которые нуждаются в электроэнергии, и мы – разумеется, с подачи правительства страны – эту задачу решаем, аналогичную же проблему жителей сибирского села решить не можем...
Данным проектом всерьез заинтересовались в соседней Гайане и предложили нам рассмотреть возможность реализации проектов строительства малых ГЭС у них, причем переговоры прошли на уровне президента страны. В итоге сегодня мы занимаемся привлечением российских банков для развития малой энергетики крошечной страны в Южной Америке. Развитием же малой энергетики в России наши банки не интересуются, и не потому, что не хотят, а потому что понимают, с чем это будет сопряжено. В результате даже в Гайане существует программа развития «зеленой» энергетики, а в России она так и не обрела четких очертаний.

– Насколько каждая из станций уникальна?

– Малая гидроэнергетика тем и хороша, что легко и с минимальным воздействием вписывается в любой ландшафт. МНТО ИНСЭТ работает только с собственным оборудованием, которое представлено в широком диапазоне типоразмеров и охватывает практически все наиболее часто встречающиеся сочетания напоров и расходов. Причем мы постоянно совершенствуем и дополняем этот ряд. Так, для Суринама мы сделали сверхнизконапорную турбину на напор от 2,5 м, а для Кубы разрабатывали малые турбины и агрегаты для высоких напоров, опыта создания которых в России не было.

– В России есть производители оборудования для малых ГЭС? «РусГидро» для развития направления начал сотрудничать с китайскими компаниями?

– Оборудование для малой гидро­энергетики, кроме нас, практически никто не делает. Возможно, это звучит слишком категорично, но это так. Причем, если вы сегодня поместите объявление, что нужно сделать агрегат для малой ГЭС, откликнутся порядка ста желающих. Задав вопрос об имеющемся опыте, вы сократите число соискателей до десяти. А спросив конкретно, где установлено оборудование, вы увидите единственного оставшегося – «МНТО ИНСЭТ». И это правда.

– Ленинградская область не раз заявляла о необходимости и готовности заняться малой гидроэнерге­тикой…

– На территории Ленинградской области прежде работало ­порядка ­тридцати малых ГЭС, подавляющее большинство которых сегодня находятся в разрушенном и полуразрушенном состоянии и состоят на учете в МЧС. Некоторые из них вполне реально восстановить, но это никому не нужно. Генерирующим компаниям и крупным промышленным компаниям столь ­малые объемы получаемой электро­энергии не интересны, ибо, как сказал руководитель одной из ТГК, они вписываются в погрешности их собственного производства. Региональные и муниципальные власти не спешат, понимая, с какими законодательными трудностями столкнутся уже на первом этапе – оформления объектов в собственность. Малые ГЭС нужны лишь бабушкам, живущим в заброшенных неперспективных деревнях, и, может быть, людям, которые приезжают отдыхать на лето.

– Но последних у нас, по меркам Суринама и Гайаны, не так и мало!

– О чем вы говорите! Например, в 40 км от Петербурга по Выборгскому шоссе, в садоводствах нашего бывшего промышленного гиганта – Балтийского завода, где большую часть года живут петербуржцы, напряжение в сети составляет 160 вольт. Представляете, десятки тысяч образованных людей, понимающих, что такое 160 вольт для эксплуатации современных электроприборов и инженерного оборудования, вынуждены ограничивать себя в получении самых элементарных благ цивилизации, таких как электрочайник, электроплита, электрообогреватель! А рядом протекает речка Сестра, где раньше стояла построенная финнами небольшая ГЭС и исправно снабжала жителей деревни дешевой электроэнергией.

– Скажите, частные инвесторы осилят возведение малой ГЭС для собственных нужд? Есть ли такие желающие?

– Скорее, в этом случае логичнее говорить о микро-ГЭС. Такие люди есть, и это, по большому счету, единственные, с кем мы активно работаем в этом направлении. Если человек хочет обеспечить свое хозяйство электроэнергией, то для получения 10–20 кВт ему нужны маленькие агрегаты, недорогие, простые в обслуживании (проще автомобиля!), которых мы для некоммерческого производства в год стабильно продаем пять-шесть штук. Могу привести и конкретный пример реализации проекта малой ГЭС, инициированный активным человеком и ставший значимым для целой области в Мордовии. Виктор Николаевич Сверчков, будучи директором ФБУ мелиорации Мордовии, добился финансирования проекта строительства малой ГЭС (установки турбины в одном из затворов) на мелиоративной плотине. И сегодня эта ГЭС питает электронасосы, подающие воду в оросительную систему. Более того, они объединили в единый комплекс соседнее растениеводческое хозяйство и свиноферму. В итоге в выигрыше оказались все, включая покупателей свинины, ибо, замещая электроэнергию РАО ЕЭС своей, более дешевой, они повышают рентабельность своих производств и снижают стоимость продукции. Это наглядный пример того, что может даже один активный, знающий и думающий человек!

– И все же назовите сферы, где малые ГЭС наиболее востребованны и эффективны именно для России?

– Локальные и недорогие источники электроэнергии, помимо уже названных удаленных от крупных источников небольших поселений и домохозяйств, будут востребованны и оправданы в ирригации (на оросительных каналах) и водоснабжении (на питьевых водоводах). Очень перспективными нам кажутся теплоэнергетика и горнодобывающая промышленность, где для получения электроэнергии для собственных нужд могут использоваться сбросные воды. Проект использования малой гидро­энергетики для сбросных вод нами разработан, получил поддержку у ряда предприятий. Надеюсь, в будущем году мы добьемся финансирования и начнем его реали­зацию.

– Что поддерживает ваш оптимизм? Нет чувства, что за двадцать лет не слишком удалось продвинуться вперед?

– Не согласен. По сравнению с 1990-ми годами, когда мы только начинали заниматься малой гидроэнергетикой, изменилось много. Тогда никто в стране не производил оборудование для малых ГЭС, никто о них не знал и знать не хотел. Сегодня об этом говорят на самом высоком уровне, есть МНТО ИНСЭТ, которое сделало для России 12 станций и 29 агрегатов. Правда, за рубежом мы сделали тоже 12 станций и 51 агрегат… Мы любим и знаем свое дело, поэтому верим, что в нашей стране у малой гидроэнергетики большие перспективы.
По разным оценкам, потенциал малой гидроэнергетики России составляет от 300 до 400 млрд кВтч , что способно удовлетворить почти треть потребности в электроэнергии. С одной стороны, это открывает хорошие возможности для малого и среднего бизнеса, причем бизнеса высокоинтеллектуального и высокотехнологичного. И с этой точки зрения данное направление не может не поддерживаться государством, особенно в нынешней кризисной ситуации. Поэтому приглашение зарубежных производителей туда, где могут более чем достойно работать «свои», выглядит странно и неразумно и смахивает на диверсию против коллег. Но есть еще одна странность: во введенном в действие 1 января 2013 года СП 58.13330.2012 (вместо СНиП 33-01-2003) характеристики, по которым гидроэлектростанция классифицировалась бы как «малая», как и само понятие «малая ГЭС», отсутствуют. Нет понятия – нет проблемы – нет задачи?

Беседовала Светлана Соснова

Санкт-Петербург, Гороховая ул., 20
тел.: +7-812-312-6804
факс: +7-812-571-6742
e-mail: office-inset@inset.ru