ППРК-Сервис
ППРК-Сервис
Архив номеров / Архив в электронном виде / СТО 06/47/СЕНТЯБРЬ 2016 / XV Всемирная конференция Объединения исследовательских...
XV Всемирная конференция Объединения исследовательских центров подземного пространства мегаполисов ACUUS

XV Всемирная конференция Объединения исследовательских центров подземного пространства мегаполисов ACUUS

С. Н. Алпатов:

«Подземное строительство – это не сиюминутная выгода, не сиюминутное удобство. Это та основа, которая будет определять жизнь наших детей и внуков в одном из красивейших городов мира»

В сентябре 2016 года в Петербурге состоится XV Всемирная конференция Объединения исследовательских центров подземного пространства мегаполисов ACUUS. Об ожиданиях, которые связывают подземные строители с данным мероприятием, беседуем с генеральным директором НП «Объединение строителей подземных сооружений, промышленных и гражданских объектов» С. Н. Алпатовым.

– Сергей Николаевич, и ваши коллеги, и вы основным препятствием для активного освоения подземного пространства российских городов называете отсутствие политической воли и поддержки со стороны государства. Что вы вкладываете в это понятие? И кто (или что) эту волю может подтолкнуть?
– Воля – это, конечно, общее понятие, под которым обычно подразумевается отсутствие интереса и соответствующих действий власти и общества к какой-то сфере. Если говорить конкретно, к сожалению, в стране, и в Санкт-Петербурге в том числе, в отношении использования подземного пространства сложились определенные стереотипы, которые разрушить непросто. Опыта подземного строительства, за исключением метро и единичных транспортно-железнодорожных тоннелей, в России нет, и, возможно, раньше в этом не было особой необходимости. Сегодня для крупных городов и мегаполисов в связи с их развитием (ростом численности и плотности населения, количества автотранспорта, нехваткой парковочных мест) это направление строительной отрасли становится все более актуальным. Но поскольку такого опыта в стране нет, то и руководители городов, регионов, соответствующих комитетов и министерств не представляют, как данные задачи решаются технически и экономически.
Кроме того, есть определенная боязнь принятия решений, особенно если это касается исторической части городов. Но сегодня уже нельзя не понимать, что город (я в первую очередь имею в виду Санкт-Петербург) не может остановиться в своем развитии, его исторический центр не может быть просто музеем. В центральных районах проживает около двух миллионов человек, которым нужна современная инженерная и социальная инфраструктура. Обеспечить ее наличие без освоения подземного пространства невозможно, с этим вряд ли кто-то возьмется спорить. Однако как только дело доходит до согласований проектов подобного строительства, раздается сплошное «нельзя». Но позвольте, в Италии под зданиями, которым по 500–600 лет, пространство осваивают, и весьма успешно! В Европе такие проекты реализуют весьма активно, а в Петербурге, при наличии уважаемой во всем мире геотехнической школы, они единичны и ограничиваются в лучшем случае паркингами.

– Есть опыт строительства тоннеля под Невой и намерение – правда, отложенное – строить еще один – Орловский. Но это очень дорогостоящие стратегические проекты, требующие федерального внимания и федеральных денег.
 – Действительно, все проекты, связанные с метро и строительством подземных тоннелей, невозможны без федерального финансирования.
Однако хотелось бы обратить внимание на важный аспект. Мы ведь говорим не просто о необходимости строительства подземного транспортного сооружения, а о комплексном освоении подземного пространства, когда, помимо собственно тоннеля, на входах-выходах создаются целые комплексы подземных сооружений, включающие предприятия торговли, парковки, транспортно-пересадочные узлы на автомобильный, железнодорожный, наконец, водный транспорт. Наш город стоит на воде – почему бы не использовать эту его особенность? Это очень удобно и привлекательно: вышел из тоннеля на причал, сел на водное такси и поехал в Кижи, на Валаам... Не исключаю, что кому-то эта идея может показаться несколько фантастической, но если не фантазировать сегодня, то завтра этого и не будет. Нужно думать о том, что будет завтра, и пытаться к этому идти.

– Пересадочный узел, совмещенный с морским вокзалом – не такая уж фантастика по нынешним временам.
 – Безусловно. За рубежом под землей возводятся не только многоуровневые паркинги и торговые центры, но и подземные сады, водопады, есть даже подземная церковь! Понимаете, ведь если раньше из-за отсутствия технологий в основном речь шла о чисто функциональных сооружениях, то сегодня правомерно вести разговор о строительстве подземных сооружений, в которых можно находиться долго, проводить досуг – кинотеатров, выставочных залов, кафе. А инфраструктура для наших музейных комплексов – Эрмитажа, Русского музея? Им катастрофически не хватает помещений для хранения фондов, так почему бы не использовать для этих целей подземное пространство, обеспечив тем самым комфортные условия и для посетителей, и для хранения экспонатов.

– Вы не раз заявляли о необходимости формирования комплексного институционного механизма для решения градостроительных, технических, юридических и финансовых задач в области метростроения и комплексного освоения подземного пространства…
– Менять законодательную базу, глобально менять систему технического регулирования – всем этим нужно заниматься на постоянной профессиональной основе. Соответственно, должны быть, во-первых, государственный орган, который на федеральном уровне занимался бы подготовкой возможности комплексного развития подземного пространства российских городов, а во-вторых, городская структура, которая на начальном этапе взяла бы на себя весь круг этих вопросов.

– Что вы ждете от XV Всемирной конференции Объединения исследовательских центров подземного пространства мегаполисов ACUUS?
– В отличие от специализированных форумов, где собираются специалисты и делятся с коллегами конкретным профессиональным опытом строительства, здесь, по большому счету, мы ставим несколько иную задачу. Да, мы пригласили зарубежных специалистов мирового уровня, чтобы они рассказали о том, как осваивается подземное пространство за рубежом, какие проблемы возникают, что делается для их решения. Безусловно, это будет интересно российским подземщикам, но в первую очередь мы хотим привлечь внимание представителей разного уровня администраций, которые бы посмотрели, что делается в мире, увидели возможности и масштабы подземного строительства в мире, заинтересовались и, возможно, задумались бы: как подобное сделать и у нас? То есть, в определенной степени, роль конференции – представительская и общеобразовательная. Задача-максимум – достучаться до органов власти, чтобы те поняли: иного выхода, кроме как комплексное освоение подземного пространства, у Северной столицы нет.

– Тогда задача-минимум – чтобы власть не ограничилась формальным присутствием с формальным приветствием участникам…
– Важно, чтобы на конференции присутствовали специалисты, которые занимаются городским планированием, готовят решения для руководителей комитетов, главных архитекторов городов, чтобы затем при подготовке документа долгосрочного планирования в нем обязательно появился раздел, посвященный подземной инфраструктуре. Если при долгосрочном планировании такого раздела не будет, то о чем дальше говорить?

– Проблемы и трудности геотехников разных стран одинаковы?
– Я больше знаком с опытом наших северных соседей; и основное (и самое важное) различие, на мой взгляд, таково: в Финляндии совсем на ином уровне построены отношения между подрядчиками и властями. Там городская власть заинтересована и всячески помогает застройщикам: во-первых, в решении вопросов градостроительного подземного планирования, во-вторых, на стадии строительства. Самое главное, там все понимают необходимость комплексного освоения пространства. Соответственно, там не стоит вопрос «развивать или не развивать?», там решают, какие именно технологии применять и что делать в первую очередь.

– А финансовые схемы, используемые для подземного строительства за рубежом, нам интересны, полезны?
– Там используют различные финансовые схемы, но прежде чем оценивать их с точки зрения возможности переноса в российские реалии, я бы сделал акцент вот на чем. Понятно, что крупные инфраструктурные проекты без поддержки государства невозможны. Но! Инвестор не придет на строительство метро, так как это долго окупаемо, а зачастую не окупаемо в принципе. Инвестор придет на сооружение объектов, которые окупятся быстро, и такие есть: торговля и сфера услуг, например, салоны красоты, фитнес, спортивные сооружения. Но для этого он должен иметь гарантии, что эта собственность будет за ним закреплена путем договора о долгосрочной аренде или выкупа.

– По закону о недрах подземное пространство в России не может являться предметом купли-продажи!
– У нас действительно отсутствует регулирование в данной области. Для планомерной и профессиональной работы в этом направлении и нужна структура, облеченная соответствующими правами и возможностями. За рубежом у строителей другой менталитет и другие возможности, они ставят перед собой другие задачи, ориентируясь, например, на высокие социальные и экологические стандарты жизни.
Так, в Финляндии предпочитают не вырубать леса, не губить парки, а строить под ними. Во-первых, тем самым реализуется очень популярная в мире концепция «компактного города», который экономически более эффективен. Во-вторых, так обеспечиваются комфортные условия его жителям: переведя городскую инженерную инфраструктуру и инфраструктуру отдыха под землю, они освобождают наземное пространство для полноценного отдыха в сохраненных природных условиях. В Финляндии недавно был реализован очень интересный проект: угольный склад, построенный когда-то рядом с портовым комплексом и оказавшийся десятилетия спустя практически в его центре, «перенесли» под землю, построив на освободившемся месте набережную с элитными жилыми и общественными кварталами. Причем все затраты на перебазирование склада окупились за счет продажи наземного участка. Посмотрите: в Петербурге по всему городу размещены трансформаторные подстанции, которые занимают территорию и портят его облик. Решение о подземном строительстве приходит само собой…

– Согласны ли вы с мнением, что стоимость строительства подземных сооружений значительно выше, чем зданий на поверхности?
– Чрезвычайно высокая стоимость подземного строительства – это стереотип. Все зависит от свойств грунтов, применяемых технологий и конструкций. В благоприятных инженерно-геологических условиях строительство подземного объекта может стоить столько же, сколько аналогичное сооружение на поверхности. Устройство четырех подземных уровней (при определенных условиях) может быть дешевле, чем двух.
Кроме того, чем крупнее многофункциональный подземный комплекс, тем ниже стоимость строительства на единицу площади, а за счет энергоэффективности подземных сооружений эксплуатационные расходы зачастую значительно ниже, чем у построек на поверхности.
К тому же при расчете стоимости подземных сооружений необходимо учитывать не только прямые финансовые затраты, но и такие социально-экономические преимущества, как повышение уровня комфортности и безопасности проживания, улучшение экологии, сохранение уникального природного ландшафта.

– На ваш взгляд, каковы реальные сроки разработки плана освоения подземного пространства Петербурга?
– Надеюсь, что градостроительный план, который сегодня готовится и должен быть принят в 2018 году, уже будет содержать соответствующий раздел. По крайней мере, мне очень хотелось бы в это верить, мы приложим для этого все силы.
Подземное строительство – это не сиюминутная выгода, не сиюминутное удобство. Метро строится долго, и тоннель тоже долго. Именно поэтому подземную инфраструктуру нужно планировать уже сейчас. Мы, к сожалению, не думаем, какой город мы оставим последующим поколениям, а думать должны, должны своей деятельностью создавать здоровую основу для дальнейшего развития Петербурга. И комплексное планирование подземной инфраструктуры – это и есть та основа, которая будет определять жизнь наших детей и внуков в одном из красивейших городов мира.

Беседовала Светлана Соснова