ППРК-Сервис
ППРК-Сервис
Архив номеров / Архив в электронном виде / СТО 06/47/СЕНТЯБРЬ 2016 / ВЫСОКОПРОЧНЫЙ ЧУГУН В ЗОНЕ СВОЕЙ ПРИМЕНИМОСТИ В ПОДЗЕМНОЙ УРБАНИЗАЦИИ
ВЫСОКОПРОЧНЫЙ ЧУГУН В ЗОНЕ СВОЕЙ ПРИМЕНИМОСТИ В ПОДЗЕМНОЙ УРБАНИЗАЦИИ

ВЫСОКОПРОЧНЫЙ ЧУГУН В ЗОНЕ СВОЕЙ ПРИМЕНИМОСТИ В ПОДЗЕМНОЙ УРБАНИЗАЦИИ

В. Н. Угрюмов:

«Каждый материал хорош в зоне своей применимости. Выбор, безусловно, за тем, кто принимает решение. Другое дело, что специалист должен быть компетентным, а его решение – взвешенным».

Февраль 2016 года в Санкт-Петербурге был ознаменован не только приполярными морозами, но и знаковым для сферы подземного строительства событием, впрочем, оставшимся в стороне от внимания широкой общественности: впервые в России и на территории СНГ методом горизонтально-направленного бурения (ГНБ) был проложен трубопровод из 700-миллиметровых труб из высокопрочного чугуна с шаровидным графитом (ВЧШГ), производства липецкого завода ООО «ЛТК «Свободный сокол». Действо состоялось на перекрестке важных городских магистралей – проспекта Энгельса и улицы Михаила Дудина, под проездами к АЗС «Лукойл», без остановки движения транспорта и пешеходов и работы самой АЗС. И хотя трубы из ВЧШГ с раструбными соединениями RJ и RJS и до этого прокладывались методом ГНБ, их применение ограничивалось диаметром 500 мм.
Профессионалы понимают важность «выхода» на новый диаметр в применении труб из ВЧШГ при использовании технологии ГНБ. Возможности, которые открывают эти две составляющие, более чем актуальны и востребованны в жилищно-коммунальном секторе российских городов и мегаполисов.
Не случайно в качестве одной из актуальнейших тем XV Всемирной конференции Объединения исследовательских центров подземного пространства мегаполисов ACUUS, посвященной подземной урбанизации, станет тема бестраншейных технологий и роли подземных инженерных коммуникаций в комплексном развитии подземного пространства городов.

О возможностях технологии ГНБ и перспективах применения труб из ВЧШГ в системах водоснабжения и водоотведения беседуем с генеральным директором компании «СБРКС по Северо-Западу» Владимиром Николаевичем Угрюмовым.

– На сегодня в Петербурге насыщенность инженерными коммуникациями в центральной части города в среднем составляет около 350 см2 на квадратный метр городской площади. При этом до 40–50% из них находятся в аварийном состоянии, то есть требуют ремонта или замены – иными словами, вмешательства в подземную среду. Но земляные работы, особенно в центре города и на выездах из него, оборачиваются транспортным коллапсом для целых районов. Соответственно, бестраншейные технологии дают не просто положительный эффект, но зачастую являются единственно возможным решением. Это аксиома, это мировая практика.

– Неужели до сих пор этот вывод кто-то оспаривает? И каковы мотивы противников бестраншейных технологий?
– Напрямую, конечно, никто не оспаривает. Но есть неявное сопротивление, которое в определенной степени препятствует более широкому применению бестраншейных технологий, в частности, технологии ГНБ. Что касается мотивов, то они являются оборотной стороной достоинств этой технологии. Сокращение сроков строительства, снижение объемов земляных работ, количества привлекаемой техники и рабочей силы, отказ от осуществления ряда высоко затратных видов работ (берегоукрепительных, подводно-технических и т. п.), помимо очевидных преимуществ для заказчика, могут являться столь же очевидным недостатком для исполнителей с точки зрения уменьшения сметной стоимости работ в целом. Существенным преимуществом ГНБ является минимизация расходов на восстановление дорожных покрытий, что для российской действительности, с ее неизбывной непродуманностью ведения работ, когда ремонт коммуникаций под дорогой проводится исключительно после ремонта дорожного покрытия, более чем актуально.

– Трубы из ВЧШГ тоже встречают сопротивление при использовании их в проектах устройства инженерных систем, в частности, водоснабжения и водоотведения?
– Корректнее говорить о недостаточной информированности. Причем информированности общей, как основанной на остаточных школьных знаниях о свойствах серого чугуна, так и о конкретных свойствах и областях применения труб ВЧШГ. Мы все из школьных уроков химии помним о таком качестве чугуна, как хрупкость, и это справедливо в отношении серого чугуна. Однако в ХХ веке появился новый, уникальный по своим характеристикам материал – высокопрочный чугун с шаровидным графитом. Такие его свойства, как высокая пластичность и ударная вязкость, при сохранении высочайшей коррозионной стойкости, в полной мере характеризуют его как один из наиболее перспективных конструкционных материалов будущего. Кроме того, абсолютная непроницаемость ВЧШГ обеспечивает высокую экологическую безопасность как транспортируемой по трубопроводу воде, так и окружающей среде в случае перекачки сточных вод. Срок эксплуатации труб из ВЧШГ составляет как минимум 100 лет, что гарантирует надежную и безаварийную эксплуатацию сетей и качественное водоснабжение на долгие годы многим поколениям потребителей.
И еще один важный аспект. На мой взгляд, на сегодня это наиболее перспективный материал, который не только хорош в эксплуатации, но и благодаря своим конструктивным особенностям и свойствам способен компенсировать так называемый «русский авось» – ошибки проектировщиков, недостаточную квалификацию подрядчиков при монтаже и обслуживающего персонала при эксплуатации.

– То есть можно говорить о высокой конкурентоспособности труб из ВЧШГ по сравнению не только со стальными, но и с полимерными трубами?
– Правильнее говорить о сферах и зонах применимости каждого из материалов. Стальные трубы, при всей изученности, налаженном производстве и многолетнем опыте эксплуатации, высокоррозионны, что значительно уменьшает области их применения. Полимерные трубы, завоевавшие мир во второй половине ХХ века, а Россию – в ХХI веке, пользуются заслуженной популярностью, но и они имеют ограничения по применению.
ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» выпустило РМД 40-20-2013 «Устройство сетей водоснабжения и водоотведения в Санкт-Петербурге» – практическое руководство в вопросах проектирования и строительства новых и реконструируемых сетей водоснабжения и водоотведения. Этот документ, в разработке которого принимали участие многие ведущие НИИ и производители трубной продукции, дает четкий ответ, где, каким образом и в каком исполнении трубы следует применять. Кстати, в этом отношении наш город является лидером, ибо другие регионы пока лишь подходят к необходимости его создания.

– Где, в соответствии с этим документом и по вашему мнению, следует применять трубы из ВЧШГ?
– И я, и документ – лишь рекомендуем, оставляя при этом выбор за тем, кто принимает решение. Другое дело, что специалист должен быть компетентным, а его решение – взвешенным. Повторю: каждый материал хорош в зоне своей применимости. На мой взгляд, сфера наиболее технологически и экономически оправданного применения труб из ВЧШГ – межквартальные территории от уровня межквартальных сетей до магистральных сетей до станций. То есть на тех участках, где протекают наибольшие объемы воды с наиболее высокими давлениями и скоростями, поскольку аварии на этих магистралях, вызванные гидравлическими ударами из-за остановок оборудования либо из-за отключения электроэнергии, могут иметь очень серьезные последствия. И ВЧШГ здесь особенно уместен, ибо он, с одной стороны, достаточно пластичен, чтобы компенсировать нагрузки, с другой – достаточно прочен, чтобы не разрушиться от таких воздействий.
А внутриквартальные сети с диаметром труб 300 мм и меньше вполне «по силам» полиэтиленовым трубам, ибо там прорыв, конечно, неприятен, но не столь масштабен с точки зрения последствий, да и восстановление на небольшом участке можно провести быстро и открытым способом.
Кстати, «Водоканал Санкт-Петербурга» для своих сетей руководствуется железным правилом: ввод трубопровода в сооружение должен быть только из ВЧШГ, чья пластичность, коррозионная стойкость и способность выдерживать нагрузки гарантирует длительную безаварийную работу. И это логично: ввод в сооружение – это фундамент, а любое повреждение трубы угрожает подмывом фундамента и, как следствие, потенциальным повреждением здания.

– На открытии Демонстрационно-выставочного центра кластера водоснабжения и водоотведения Петербурга вы назвали ЛТК «Свободный Сокол» наиболее импортозамещающей компанией. Каковы возможности его производства и планы в свете, пожалуй, самого значимого сегодня тренда российской экономики?
Именно так, ведь ЛТК «Свободный Сокол» сегодня «импортозамещает» продукцию как минимум четырех крупных европейских производителей, которые раньше поставляли ее на наш рынок. Я отдаю дань зарубежным коллегам и качеству их продукции, понимая, что еще не во всех аспектах отечественные трубы из ВЧШГ могут конкурировать с аналогами на международных рынках. Но ведь это, пожалуй, и является тем импульсом, который не дает моим соотечественникам останавливаться на достигнутом, ставит перед металлургами ЛТК «Свободный сокол», проектировщиками, подрядчиками и эксплуатационниками задачи по повышению качества продукции из ВЧШГ и использования ее в тех областях и условиях, которые еще вчера были недостижимы.
На сегодня мощности завода «Свободный Сокол» составляют примерно 200 тыс. тонн в год, при этом продается по стране 40 тыс. тонн – на четверть от того, что он может производить. Поэтому планы и перспективы у нас серьезные.
Я считаю, что если есть материал, который обеспечивает надежную эксплуатацию в течение ста лет, именно он и должен использоваться сто лет. Я живу в этом городе, здесь живут мои дети и внуки, и своим вкладом в их будущее, в будущее Петербурга считаю созданную и с моей помощью надежную и безупречно работающую подземную инженерную инфраструктуру.

Беседовала Светлана Соснова