ППРК-Сервис
ППРК-Сервис
СЕРГЕЮ СОТНИКОВУ – 85 ЛЕТ!

СЕРГЕЮ СОТНИКОВУ – 85 ЛЕТ!

29 сентября генеральному директору ООО «ПЕТЕР-ГИБ», заслуженному деятелю науки РФ, доктору технических наук, профессору Сергею Николаевичу Сотникову исполняется 85 лет. Юбиляр – авторитетный специалист в области фундаментостроения и подземного строительства, человек с интересной судьбой – рассказал нам о своем детстве, юности, а также о родной компании.

Мои бабушка и мама происходят из рода Печаткиных, который относился в свое время к «почетным потомственным гражданам» (городское сословие в Российской империи, особая привилегированная прослойка. – прим. ред.). Дед был предпринимателем – членом семьи бумажников, которым принадлежали бумажные фабрики в Красном Селе и на острове Голодай в Петербурге. Позже они поселились в Краснодаре, где приобрели два доходных дома, – настоящие капиталисты. Понятно дело, что после революции эта семья подлежала уничтожению.

Однако к 1917 году дед с бабушкой разошлись, и она довольно быстро выдала обеих дочерей (маму с сестрой) замуж, с тем чтобы они сменили фамилию. А сама с новым мужем уехала в Ташкент. Таким образом семье удалось уберечься от взора ЧК. Но маму (Ксению Николаевну) советская власть испугала на всю жизнь: например, несмотря на то, что она закончила обычную среднюю школу, везде и всегда указывала, что образование у нее низшее.

Эвакуация

На момент начала Великой Отечественной войны мы с мамой жили в Ленинграде. В это время ее сестра прислала нам вызов в Сталинабад (так до 1961 года назывался Душанбе). Таким образом, все ужасы блокады прошли мимо нас. Отец, достаточно известный в культурных кругах драматург и киносценарист Николай Афанасьевич Сотников, все время оставался в осажденном Ленинграде, работая в газете военным корреспондентом. Среди популярных в военное и послевоенное время картин, поставленных по сценариям моего отца, можно назвать такие фильмы, как «Вагон уходит на заре» и другие.

В Сталинабад во время войны ввезли актерский состав и реквизит театра комедии имени Акимова. Сюда же эвакуировали «Союздетфильм» (в будущем – киностудия имени Горького). Помню, мама устроилась работать секретарем директора – она прекрасно владела навыками машинописи и стенографии. Надо сказать, наша семья дружила с очень интересными людьми, многие из которых были известными актерами. Назову такие фамилии, как Филиппов, Мартинсон, Гарин, Зарубина… Меня часто снимали в массовках, в одном из фильмов – «Жила была девочка…» 1944 года – даже доверили небольшую роль со словами. Кстати, в этом фильме сыграла свою первую роль будущая звезда советского кино Наташа Защепина, которая, окончив ВГИК, стала профессиональной актрисой.

В эвакуации мы пробыли более трех лет, после чего приехали в Москву (так называемая реэвакуация), где мать начала работать секретарем директора ВГИКа у «отца» советского немого кино Льва Кулешова. Во время войны нам пришлось совершить много переездов. Достаточно сказать, что в то время я сменил 18 школ. К восьмому классу мы вернулись в Ленинград. Я любил проводить время в пионерском лагере Литфонда (членом которого был мой отец) в Луге, а после «освобождения» от финнов Карельского перешейка его перевели в Комарово (там же меня застало 22 июня 1941 года – этот день я помню, как сегодняшний). Здесь судьба меня свела с известными литераторами и режиссерами: Юрием Павловичем Германом, его сыном – Алексеем, Виктором Платоновичем Некрасовым, с сыновьями Веры Федоровны Пановой и многими другими.

Счастливое студенчество

В 1949 году я поступил в ЛГУ на геологический факультет, на кафедру грунтоведения. Такой выбор вам может показаться странным, учитывая, в какой среде прошло мое детство, однако в то время профессия геолога считалась очень романтической: все мечтали поездить по стране, испытать чувство свободы.
Во время учебы у меня были очень интересные практики – например, в Таджикистане, где я два года проработал на мелиоративной станции в городе Курган-Тюбе. Надо сказать, мы там очень неплохо зарабатывали. Помню, поезд, на котором я возвращался домой, сделал остановку в Тбилиси, где я зашел в универмаг и увидел мотоцикл «ИЖ-49», который я смог позволить себе сразу же купить. На поезд я, естественно, не вернулся – и доехал на мотоцикле через всю Грузию и далее, до Туапсе. В Новороссийске машина сломалась, и я отправил ее в Ленинград багажом...

Кстати, это было в 1953 году, вспоминаю один забавный случай. У меня была жуткая малярия, и я слушал радио, по которому передали новость о «враге народа Берии». Когда пришли мои друзья «из поля», я им передал это сообщение. Меня спросили: «Какая у тебя температура?», я ответил: «40»…

Профессиональный рост

После института я познакомился со многими высококлассными специалистами в области грунтоведения, механики грунтов. В частности, в Сталинабаде мы познакомились с одним из «столпов» механики грунтов – Николаем Николаевичем Масловым. Мы с ним очень подружились, и он мне во многом помог. Он пригласил меня к себе в аспирантуру, на кафедру ЛИСИ. Позже, в Днепропетровском институте инженеров транспорта, я защитил кандидатскую диссертацию и стал специалистом по фундаментам.

В 1960-х годах я уже вовсю занимался проблемой осадки зданий в Ленинграде, и контактировал с «Ленпроектом», проектировщики которого предоставляли мне много полезных материалов, большинство которых и составили впоследствии основу моей докторской диссертации. Последнюю я защищал в МИСИ в Москве – в то время защищаться нужно было непременно в другом городе, что исключало «блат» и давало государству больше возможностей регулировать количество кандидатов и докторов наук в той или иной отрасли.

Работа

После всех своих «защит» я стал заведующим кафедрой механики грунтов основания и фундаментов (теперь это кафедра геотехники), был деканом строительного факультета в СПбГАСУ (бывший ЛИСИ). Кстати, основатель кафедры механики грунтов Николай Александрович Цытович первым в мире написал сочинение «Механика мерзлых грунтов», что для нашей страны очень актуально, как и для остального мира... Таким образом, в СПбГАСУ я был аспирантом, старшим преподавателем, доцентом, профессором, заведующим кафедрой, деканом… Работал я там до 2006 года (то есть 56 лет), когда понял, что очень устал – и не только непосредственно от процесса преподавания, но и от общественной работы, которую в то время приходилось вести.
Помню, ректор отправил меня, как и многих деканов, в общежитие вуза – проведать студентов, которые устроили нечто вроде забастовки на углу Фонтанки и Вознесенского проспекта, перекрыв там движение. По приезде я выяснил причину: какой-то вандал разбил все унитазы на всех этажах в общежитии, и студентам приходилось несколько дней посещать заведения общепита, чтобы справить естественную нужду. Мне пришлось лично заниматься решением этой проблемы: я попросил знакомого с кафедры строительных материалов выпросить унитазы у его приятеля, на заводе строительной керамики. Так, уже на следующий день моя машина была полностью забита унитазами, которые мы привезли несчастным студентам…

Предпринимательство

К тому моменту у меня уже была компания «ПЕТЕР-ГИБ» (геотехническое инженерное бюро), которую мы с моим эстонским коллегой организовали в 1985 году. Основной специализацией компании стало обследование фундаментов и грунтов, проектирование подземных гаражей в центре города, фундаментов зданий, обследование памятников архитектуры, консалтинг… Первым нашим серьезным проектом стало обследование фундаментов и строительных конструкций складских зданий на острове Новая Голландия. Среди наиболее значимых можно также назвать такие проекты, как обследование подвалов и фундаментов Большого Гостиного двора, Таврического дворца, где по нашему проекту усилили фундаменты; уникальная подпорная стенка для ТЦ «Галерея»; проект четырехэтажного подземного гаража в универмаге «Стокманн» на Невском, проект усиления фундаментов здания Нового Эрмитажа, реконструкция здания Сената и многие другие.
Сегодня я руковожу фирмой один, у меня штат прекрасных специалистов, с которыми за время существования компании мы разработали и воплотили в жизнь более 200 проектов.
Надо сказать, что мы неплохо функционируем, и иногда удается получить очень достойные заказы, однако не всем моим коллегам сегодня работается хорошо. Недавно у нас сломался множительный аппарат. Мне было необходимо размножить чертежи очередного проекта, который я повез в мастерскую «КАД-КОПИ». Как выяснилось, мастерская принадлежит известному архитектору. Уже три года он сидит без работы, и только эта мастерская позволяет ему как-то держаться на плаву. Так, многие специалисты высокого класса сегодня занимаются строительством коттеджей и тому подобного… Так что кризис сурово дает о себе знать до сих пор – и где же его конец?

Семья

В браке со второй женой (Ириной Николаевной) я состою уже 25 лет. По профессии она врач-психиатр. Нам очень повезло с дочерью Ксенией (ее назвали в честь моей мамы), которая безо всяких связей поступила в СПбГУ на факультет журналистики и сегодня имеет степень бакалавра, собирается поступать в магистратуру, очень много читает, пишет. Я ею очень горжусь.

Сегодня компания «ПЕТЕР ГИБ», как и ее руководитель, пользуются серьезным авторитетом среди специалистов по освоению подземного пространства. Ведь в послужном списке компании – более 200 объектов.

На счету ООО «ПЕТЕР-ГИБ» – десятки уникальных для Санкт-Петербурга проектов, связанных с подземным строительством: левое крыло Главного штаба, комплекс зданий Сената, дом Лавалей и здание по Галерной улице, 3, четырехъярусный подземный паркинг магазина Stockmann, Новый Эрмитаж, Дом ветеранов сцены, Дворец Белосельских-Белозерских, Михайловский театр, Московский вокзал, МФК Fort Tower возле метро «Электросила» и многие другие.

Большинство серьезных подземных работ, которые ведут специалисты «ПЕТЕР ГИБ», связаны с историческим центром Петербурга.
Сергей Николаевич Сотников
о проектах в центре города:

- Надо сказать, что проектирование в таком городе, как Петербург, – процесс крайне сложный и долгий. Довольно рискованно и трудно вести строительные работы в окружении исторических сооружений. Так, например, мы много времени потратили на проект подземной части Мариинского театра. Это уникальный проект реконструкции. Для нас он заключался в заглублении пола трюма сцены, оркестровой ямы и партера от существующей отметки на 1 м. Нами был разработан проект фундаментов заглубленных объемов, проект усиления существующих фундаментов, проект гидроизоляции. При этом нужно помнить, что Мариинский театр – один самых значительных театров оперы и балета в России и в мире, поэтому нами были разработаны мероприятия по обеспечению сохранности элементов декора зрительного зала театра, которые имеют статус памятников архитектуры. Для предотвращения воздействия сырости, связанной с откопкой котлована, которая могла бы поступать в зрительный зал из грунта без защиты, мы приняли решение в качестве последней использовать в проекте пол партера. Весьма важным и ответственным стал для специалистов «ПЕТЕР-ГИБ» и проект реконструкции Михайловского театра. Была проведена колоссальная работа по реконструкции существующего объема сценического пространства для его последующего переоснащения и модернизации. Здесь мы столкнулись с трудоемкостью работ в зоне исторической застройки, при непосредственном примыкании объектов культурного наследия как регионального, так и федерального значения, каковым является и само реконструируемое здание театра. Переоборудование Михайловского театра под современные нужды при условии сохранения исторического облика объекта культурного наследия является актуальным событием в жизни города, а сценическое пространство – один из его ключевых элементов, именно поэтому этот проект имеет для нас большое значение.

Нам довелось заниматься реконструкций здания дома Мордвиновых (угол улицы Глинки и Театральной площади) под отель. Построенное в 1828 году архитектором Висконти, изначально сооружение имело два надземных и цокольный этаж. При советской власти здание было надстроено еще двумя этажами, в нем организовали детскую поликлинику. Новый владелец объекта обязался построить (и построил) на улице Декабристов новую поликлинику, оснастив ее новейшим оборудованием. Проект отеля предполагал некоторые архитектурные изменения, а также строительство подземного гаража. Нами был разработан проект усиления фундаментов сохраняемых исторических стен, проект ограждения котлована для возведения подземного паркинга, а также разработаны мероприятия по сохранению окружающей застройки. В данный момент есть вопросы по методам исполнения работ, поскольку это весьма важный исторический район города, рядом – Мариинский театр, Консерватория, памятник М. И. Глинке.

Одним из основных препятствий при проведении подземных работ в центре города, возле старых домов, мы считаем и недобросовестность некоторых исполнителей работ, что сводит на нет все наши старания… Так, сегодня, чтобы сделать даже один этаж подземного гаража, проектировщикам приходится ломать голову, как добиться того, чтобы фундаменты соседних домов не получили осадку более 5 мм. В данной ситуации инвесторы не должны экономить на материалах и технологиях, что в конечном итоге может самым серьезным образом сказаться на безопасности строящегося объекта и окружающей застройки. Наши специалисты производят необходимые расчеты. Когда же дело доходит до исполнителя, необходимо, чтобы все решения, принятые в проекте, были реализованы – для этого очень важно авторам проекта находиться в постоянном контакте с исполнителем: для контроля за исполнением принятых решений и своевременной корректировки проекта. Для решения проблемы безопасного подземного строительства нужна грамотная нормативная база, а также высокопрофессиональная подготовка специалистов всех уровней. И, разумеется, понимание ответственности всех сторон.

Поэтому можно понять беспокойство властей города по поводу отдельных проектов в центре города, решение по которым зачастую затягивается. В этой связи инициатива губернатора Георгия Полтавченко о реконструкции исторического центра Петербурга, принятая еще в 2012 году, очень важна. Однако необходимо также архитектурное исследование: какие именно здания и сооружения в центральной части города действительно представляют собой историческую ценность, а какие никогда ею не являлись…

Подготовил Евгений Бжезински