ППРК-Сервис
ППРК-Сервис
Архив номеров / Архив в электронном виде / СТО 06/31 сентябрь 2014 / КОНЦЕССИЯ ВОДОКАНАЛОВ – УЖЕ НЕ ПАНАЦЕЯ?
КОНЦЕССИЯ ВОДОКАНАЛОВ – УЖЕ НЕ ПАНАЦЕЯ?

КОНЦЕССИЯ ВОДОКАНАЛОВ – УЖЕ НЕ ПАНАЦЕЯ?

В 2013 году на Съезде водоканалов России в Екатеринбурге, организованном Российской ассоциацией водоснабжения и водоотведения, представители ВКХ практически в один голос твердили о необходимости передачи своих хозяйств в концессию. Интерес к подобным соглашениям активно проявляли как отечественные банки, так и западные компании.
Спустя год, на конференции РАВВ «Системные проблемы отрасли ВКХ и пути их решения», которая с 25 по 29 августа проходила в Доме Правительства Чувашии в Чебоксарах, мнения о концессии серьезно разделились.

НЕУДАЧНОЕ НАЧАЛО
Давайте вспомним, с чего все началось.
Россия – огромная страна, и водоканалы имеют самую большую в мире протяженность сетей, требующих крайне серьезных финансовых вложений не только в реконструкцию (в среднем по стране износ фондов отечественных водных хозяйств составляет более 50%), но и в поддержание постоянной нормальной деятельности. Все понимают, что у государства таких средств нет, а для привлечения инвестиций необходимы условия, а именно – система тарифов, которая позволила бы инвестору «отбить» вложенные деньги. Концессия, как мы знаем, означает форму государственно-частного партнерства, при которой в управление государственной собственностью на взаимовыгодных условиях привлекается частный капитал. Закон о концессии приняли еще в 2005 году, а вот тарифы до сих пор остаются на прежнем уровне, и мало кто из потенциальных концессионеров теперь заинтересован в подобных отношениях. Некоторые предприятия, с воодушевлением воспринявшие концессионные возможности и подписавшие соответствующие документы, постигли неприятности. Показателен в этом смысле пример Нижегородского водоканала, генеральный директор которого Александр Байер выступил с докладом на пленарном заседании конференции в Чебоксарах. Свое выступление он начал словами: «Нижегородский водоканал – сам по себе несчастный водоканал...»

Из выступления Александра Байера: 

«Нижегородский водоканал был одним из первых предприятий отрасли, которые откликнулись на поручение Президента России, данное 31 мая 2013 года. Уже через три месяца после подписания и регистрации концессионного соглашения наша компания провела конкурс на участие банков в первой компоненте программы «Модернизация» объемом чуть более 1 млрд рублей. Банки оптимистично приняли новую конституцию деятельности водоканала и готовы были предоставить кредитные линии на срок до семи лет и ставкой менее 10% годовых. На этом позитив закончился. В конце декабря в Арбитражный суд поступил иск областной прокуратуры о нецелесообразности соглашения. Почти сразу после подачи иска службы безопасности банков инвесторов заморозили выдачу средств по кредитным линиям. И проект «Модернизация» остановился. Почти восемь месяцев шло разбирательство, и 31 июля суд принял решение отказать в иске прокуратуры. Данные действия обескуражили как само руководство водоканала, так и руководство города и региона. Начиная данный проект в 2012 году, губернатор Валерий Шанцев, глава администрации города Олег Кондрашов и я наивно предполагали фактическую сплоченность всех уровней власти в деле модернизации «древних» систем водоснабжения и водоотведения. На деле же все оказалось иначе».
ОАО «Нижегородский водоканал» предстоит еще одно судебное заседание по иску управления Федеральной антимонопольной службы по Нижегородской области.
«Мы уважаем решения своих территориальных органов, так как они самостоятельная структура. Я могу либо соглашаться, либо не соглашаться с их мнением, – заявил присутствующий на пленарном заседании начальник управления контроля ЖКХ, строительства и природных ресурсов ФАС России Вадим Соловьев. – Если суд признает, что решение УФАС необоснованно и в порядке трансформации нет ограничения конкуренции, мы разберемся в действиях УФАС, возьмем это на вооружение и запретим остальным вникать в подобные соглашения».
Тем не менее, по словам Александра Байера, несмотря на трудности, с которыми пришлось столкнуться его предприятию, проект сейчас уже идет полным ходом, и свои обязательства водоканал выполнит. «Концессионная модель, – говорит господин Байер, – одна из приоритетных в сфере водоснабжения и водоотведения, это единственный выход спасти системы и избежать возможных последствий старения инфраструктуры. К сожалению, некоторые государственные органы не обеспокоены более чем 80-процентным износом систем».

ПОВЕЗЛО
По признанию заместителя генерального директора ОАО «ПО Водоканал» по инвестициям (г. Ростов-на-Дону) Сергея Шнайдера, после того как его командой была просчитана сумма необходимых инвестиций в водоканал города, ему захотелось уехать жить в другой регион, настолько плачевны были результаты исследования сетей предприятия. После также были долгие разбирательства с правоохранительными органами и органами власти... В конце концов предприятие заключило концессионное соглашение с ОАО «Евразийский», которое на сегодняшний день является одной из лидирующих финансовых компаний, работающих в коммунальной инфраструктуре водоснабжения и водоотведения. Одним из акционеров ОАО «Евразийский» является Внешэкономбанк. Уставный капитал компании составляет 6,23 млрд рублей. По словам Шнайдера, концессия пошла ростовскому водоканалу на пользу и, несмотря на имеющиеся трудности, предприятие работает успешно.
Разумеется, такие гиганты, как «Евразийский», в основном заинтересованы в работе с крупными водоканалами. А как же быть малым хозяйствам?
Здесь нужно отдать должное Федеральной целевой программе «Чистая вода» на 2011–2017 годы, которая довольно активно продвигается в регионах. По словам представителей крупных водоканалов – участников чебоксарской конференции, она как раз больше направлена не на реконструкцию старых сетей (хотя этот пункт также содержит), а на строительство новых, что в небольших населенных пунктах осуществить, конечно, проще.
Поддержку именно по этой программе получил водоканал г. Алатырь (Чувашия) с населением около 40 тыс. человек. В 2007 году предприятие подписало концессионное соглашение с ООО «Вода», а с недавнего времени участвует в программе моногородов, которая также предполагает выделение средств на модернизацию водного хозяйства. По словам директора ООО «Вода» Валерия Шоронова, в 2013 году данная программа позволила предприятию реконструировать порядка 18 км водопроводных сетей города общей стоимостью 134 млн рублей, в нынешнем году, благодаря этой же программе, водоканал запускает новые очистные сооружения, что обойдется примерно в 363 млн рублей.

НЕ ДЛЯ ВСЕХ?
По опыту большинства представителей российских водоканалов, получить кредит на модернизацию предприятия практически невозможно. На сегодняшний день просто нет четких схем и механизмов реализации подобных операций, а банки не готовы к подобным рискам, и если раньше они кредитовали предприятия ВКХ по максимальной процентной ставке, то сейчас не кредитуют вообще. Поэтому многие по-прежнему ждут концессионеров, которые придут и начнут вкладывать свои средства в предприятия. При этом все понимают, что нынешние тарифы не позволят им возмещать вложенные средства. Значит, им нужно будет это делать за счет чего-то другого, например, несанкционированного роста тарифов на услуги, а этого как раз и опасаются многие предприятия. Нельзя в этом случае исключить и элементарного воровства.
Однако есть предприятия, которые не считают концессию необходимым вариантом развития. Такова политика Ставропольского водоканала, который (единственный в ЮФО) более 10 лет назад разработал собственную инвестиционную программу, что позволяет предприятию медленно, но верно вкладывать собственные средства в модернизацию своих систем.
Откуда вообще пошли разговоры о передаче российских водоканалов в концессию? Положительный пример Запада? Оказалось, не совсем так. Первые концессионные проекты, позволявшие привлекать деньги большого бизнеса для развития важных объектов, появились еще в прошлые века. В Российской Федерации десятки тысяч километров железных дорог во второй половине ХIХ – начале ХХ века, включая КВЖД, также были построены на концессионной основе. Сегодня в Старой Европе действует в основном аренда, не дающая инвестору полного права управления имуществом. В Восточной же только начали понимать минусы концессионных отношений. В этом смысле показателен пример Будапештского водоканала, который в 1990-х годах подписал концессионное соглашение с западной фирмой, теперь же муниципалитет спешно выкупает доли с целью возвращения средств в казну венгерского государства...
Так целесообразна ли концессия в ВКХ России в нынешних условиях?
В БЕЛАРУСИ ЗА ЭТО СИДЯТ!
Представители отдельных западных компаний и их российских «дочек» также сомневаются в этом.
По словам заместителя директора департамента «Коммунальное хозяйство» ООО «Вило Рус» Сергея Гордеева, его компания не может назвать ни одного положительного примера проекта концессии, несмотря на то, что во многих сама участвует.
«Даже проект Балашихинских очистных сооружений ГК «Мортон», – говорит господин Гордеев, – которым мы занимались, что называется, «от и до», язык не поворачивается назвать успешным, поскольку у них сейчас такие тарифы, которые только позволяют отбить проценты и худо-бедно что-то эксплуатировать...»
Если говорить об участии в концессионных процессах западных компаний, то их представителей также беспокоят санкции, которые, по мнению Гордеева, не могут не повлиять на работу в России. Правда, он поспешил успокоить оте­чественных потребителей, заявив, что ООО «Вило Рус» – российская компания, которая до 2015 года завершит строительство собственного завода, поэтому ей санкции не грозят. Высказал Сергей Гордеев и беспокойство по поводу так называемого «тендерного рейдерства» в отрасли: «Нам непонятно, как ФАС и экспертиза оценивают проекты и предложения, которые выставляются сегодня на тендер. Есть, правда, некоторые положительные сдвиги: экспертиза стала требовать эмуляции процессов, а региональные отделения ФАС начали оценивать предлагаемое оборудование по коэффициенту эффективности, который с первого взгляда позволяет идентифицировать его как хорошее или плохое и обосновать замену в проекте».
«Нас также смущает, – говорит господин Гордеев, – когда, образно говоря, тендер объявляется на 100 рублей, а выигрывается на 50... В Белоруссии, например, если стоимость проекта по тендеру снижается на 15%, то он останавливается, и на следующий же день организатор, проектировщик и заказчик уже дают объяснения в КГБ...»
Из зала раздается голос представителя Белоруссии: «Вы ошибаетесь, на следующий день они уже сидят!».
Возвращаясь к вопросам концессии, представитель «Вило Рус» определил два ее типа – неправильная и правильная. Первая, по его мнению, предполагает интерес инвесторов к проектам, где уже есть доходы, и концессионеры приходят туда по существующим проектам, чтобы их скорее освоить. «Правильная же концессия, – говорит господин Гордеев, – которую мы хотели бы видеть и на которую настроены наши финансовые механизмы – это реализация проектов с использованием рычагов энергосервиса, беспроцентных рассрочек, – программа, которая позволяет в будущем отбить расходы и заработать. При этом мы понимаем, что при существующих тарифах это обеспечить невозможно, если только заказчик изначально не начинает планировать повышение тарифа при помощи разработки и защиты инвестиционных программ. Сегодня в средних и малых городах практически нет специалистов, которые на это способны».
На вопрос из президиума о том, нужно ли что-то менять в нынешней концессионной модели с точки зрения законов, Сергей Гордеев ответил, что его компанию беспокоит неисполнение последних на местах.
«У нас до сих пор нет четкой определенности. Куда ни посмотри, получается ситуация, при которой у кого волосатее лапа и кто громче орет – тот и на коне... Поэтому у нас половина концессионеров сегодня – бандиты, половина – крупные компании»...

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Понятно, что разговор о концессии далек от завершения, но уже ясно, что не всем она подходит. Кроме того, очевидно, что мероприятия РАВВ остаются единственной площадкой для водоканалов России, где их представители могут делиться как положительным, так и отрицательным опытом, а также определять дальнейшую стратегию развития отрасли и принимать важнейшие для нее решения.

Евгений Бжезински,
Чебоксары, Чувашская Республика