БЦ Вант
ППРК-Сервис
КТО БОИТСЯ КОНЦЕССИИ В ВКХ?

КТО БОИТСЯ КОНЦЕССИИ В ВКХ?

По Федеральному закону от 7 декабря 2011 года № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении», концессия должна стать основной формой пользования имуществом и осуществления хозяйственной деятельности в сфере ВКХ.
Прошедшее с момента принятия закона время мало что изменило в деятельности самих российских водоканалов как хозяйствующих субъектов отрасли. О концессии по-прежнему говорят в будущем времени, те немногочисленные концессионные соглашения, что были заключены, пока не слишком демонстрируют значительного прогресса в обновлении фондов и повышении качества услуг (при имеющихся негативных примерах), а большинство – так тайно и явно открещиваются от грядущей концессии, как будто знают верный способ ослушаться федеральное законодательство. Между тем все изменения в законодательство вносят лишь новые ограничения, что на фоне углубляющегося износа основных средств, недоступности долгосрочного кредитования и отстающего от инфляции роста тарифов лишь усугубляет ситуацию.
Так стоит ли бояться концессии и удастся ли ярко и эффективно заработать проектам государственно-частного партнерства в сфере ВКХ? На научно-практической конференции в рамках международного форума «ЭКВАТЭК-2014» на этот вопрос отвечали политики, чиновники, представители финансовых структур и, соответственно, российских водоканалов. Самыми оптимистичными были политики и чиновники. Здравый пессимизм сквозил в выступлениях банкиров и руководства Российской Ассоциации водоснабжения и водоотведения, что на самом деле является печальным симптомом – если в проекты не верят те, кто их организует и финансирует, какова судьба таких проектов? И лишь промышленники и представители водоканалов обсуждали реализацию конкретных проектов модернизации того или иного участка и имущества – разумеется, с государственной поддержкой, более того, с использованием лишь российского оборудования – и не осуждали законодательство. Не до того было – нужно было работать, получать конкретные результаты.

О КОНЦЕССИИ БЕЗ ПРИКРАС
По закону цель концессии – привлечение инвестиций в инфраструктурную отрасль и обеспечение эффективного использования государственного имущества. При этом концессионеру вменяется обязательное улучшение состояния передаваемого имущества (обновление, увеличение масштабов деятельности, повышение качества услуг и эффективности работы), чем концессия и отличается от аренды например. Право собственности и контроль за выполнением обязательств по соглашению находится у государства.
Концессия уже играла положительную роль в развитии российской экономики. Именно с помощью концессии была создана мощная железнодорожная сеть, а во времена НЭПа иностранные концессионеры начали процесс возрождения разрушенного Первой мировой войной производства.
Почему не может заработать проверенный российским и мировым опытом механизм для восстановления разрушенного не войной, а всего лишь «безынвестиционной» эксплуатацией водо-канализационного хозяйства, понимание есть. Но почему это понимание, сформулированное и декларируемое как минимум в течение трех лет, не приводит к действенным переменам – вот вопрос, на который ответа по сути никто не дал. А значит, оно требует очередного повторения.
Финансовое положение предприятий ВКХ практически всех, за редким исключением, продолжает ухудшаться. И главная причина – ценообразование, а именно низкий тариф с высокой долей «электрической» составляющей. Почему-то тарифное регулирование в водоснабжении ориентируется на тарифное регулирование в энергетике без учета формы собственности на основные фонды (частная собственность - в электроэнергетике, государственная – в водном хозяйстве).
Крупных инвесторов и операторов интересуют только города с населением более 300 тысяч человек, где финансовые потоки дают возможность рассчитывать возврат инвестиций. Системы водоснабжения и водоотведения малых городов – а именно они составляют основную долю в потребностях инвестициях – демонстрируют высочайшую изношенность своих фондов при нехватке квалифицированного персонала и высокой неплатежеспособности потребителей, а потому не рассматриваются как объекты, потенциально интересные для инвестиций.

ЧТО ДЕЛАТЬ?
Опять же многократно повторенное:
• принять федеральный закон о ГЧП, действие которого распространить на сферу ВКХ;
• доработать законодательство о концессионных соглашениях, включив в него положения, расширяющие предмет концессионного соглашения, в первую очередь возможность осуществления деятельности по их эксплуатации и предоставления услуг водопроводно-канализационного комплекса;
• обеспечить работу механизмов возврата инвестиций за счет долгосрочного тарифного регулирования деятельности организаций коммунального комплекса;
• расширить бюджетное финансирование, используемое в качестве рычага по привлечению частных инвестиций;
• упростить порядок строительства, ввода в эксплуатацию и государственной регистрации новых объектов инженерной инфраструктуры ЖКХ;
• изменить тарифную политику в сторону защиты интересов малоимущих слоев населения, а не всех поголовно.

Д. В. Пузанов, заместитель генерального директора ОАО «Евразийский»:
– К сожалению, за два года изменений ситуации в отрасли не наступает. Количество частных операторов остается постоянным и неизменным. Появляются местные региональные компании, которых хочется назвать операторами, но они являются компаниями одного контракта. Перечень вариантов и моделей сотрудничества, которые российское государство не запрещает, лишь сужается. Те ограничения, которые законодательство вводит, все более сковывают частных операторов для формирования структуры контракта, для проведения деятельности, которая была бы эффективна с точки зрения экономики. При этом эффективность вложения средств снижается, это признают все ведомства, все участники проектов, но опять-таки все остается неизменным.
При этом источников для реализации долгосрочных инвестиционных проектов как раньше не было, так нет и сейчас. Тарифная политика остается в первую очередь достаточно развитым политическим инструментом. При этом частным операторам не озвучивается никакого содержательного посыла о том, что все-таки появится какая-либо реальная цель, идея, ради которой можно идти в отрасль, остаться в ней и попытаться заработать деньги.
Ну, и конечно же, ожидания публичного сектора от реализации проектов, несоразмерно завышены. В первую очередь в части параметров проектов, сроков реализации, эффектов, которые при этом могут быть достигнуты. Во многом это можно объяснить отсутствием конкретного опыта, но отчасти это представляет собой последнюю возможность выхода из сложившейся ситуации, которую чиновники видят.
Концессия – тот инструмент, который государство выбрало в качестве основного, который постепенно с 2005 года внедряется в практику, а в последний год занимает место приоритетного инструмента по формированию взаимоотношений в секторе водоочистных проектов. Почему так произошло – не знаю, возможно, из-за того, что этим механизмом воспользовались Московский, Петербургский, Нижегородский, Ярославский водоканалы. К сожалению, в России классическая концессия стала совершенно неклассической, и те ограничения, и те правила, по которым она разыгрывается, стали настолько неэффективными для всех участников проекта, что сложно говорить, что является локомотивом для реконструкции систем водоснабжения и водоотвода
Сегодняшнее концессионное законодательство настолько перегружено обязательствами, которые навешиваются на частного, да и на публичного участников, что реализовать и подготовить такой контракт является задачей колоссальных усилий и железной воли всех участников проекта. Не случайно, очень много концессионных соглашений готовится, но мало из них сейчас реализуется.
Орлов С. В.. председатель Комиссии по городскому хозяйству и жилищной политике Московской государственной думы:
Когда мы говорим об эффективном использовании водных ресурсов, о технологиях управления водными ресурсами, мы, безусловно, должны понимать: очень многие вопросы упираются в нормативно-правовую базу. Водоканалы как хозяйствующие субъекты нуждаются в реорганизации из государственных предприятий в акционерные общества и, соответственно, привлечении частных инвестиций. Мы уже понимаем, что только с помощью бюджетного финансирования, то есть только деньгами населения и деньгами организаций, которые оплачивают услуги в рамках тарифного регулирования, дальнейшее эффективное и безаварийное функционирование системы водоснабжения и канализования невозможно. Вопрос, в какой форме эффективнее привлекать инвестиции – концессии или иной, до сих пор не имеет четкого ответа.

Подготовила Светлана Соснова