ППРК-Сервис
ППРК-Сервис
СТРАТЕГИЯ ПРОТИВ КРИЗИСА

СТРАТЕГИЯ ПРОТИВ КРИЗИСА

Стратегия развития водопроводно-канализационного хозяйства России на период до 2030 года призвана вывести отрасль из кризиса, устранив такие проблемы, как отрицательная рентабельность предприятий, экономически необоснованный тариф, катастрофическая недофинансированность и невысокая привлекательность для частных инвестиций.

Глубокий системный кризис, в котором находится ВКХ из-за абсолютной разбалансировки принципов тарифообразования, потребностей и финансовых возможностей, наложился на общеэкономический кризис. Однако резонанс двух экономически отрицательных тенденций дал положительный синергетический эффект в виде появления Концепции стратегии развития ВКХ Российской Федерации на период до 2030 года, призванной вывести отрасль водоснабжения и водоотведения из кризисной ямы.

Цель документа – рост числа потребителей, получающих соответствующие нормам качества услуги по водоснабжению и водоотведению, и повышение надежности и эффективности систем ВКХ.

Очень важно, что разработка документа окончательно утвердила ряд положений, принципиальных для дальнейшей работы отрасли, а именно:

1. Системные проблемы развития ВКХ не могут быть решены посредством точечных изменений в регулировании, а государственная поддержка отрасли не может ограничиваться проектным софинансированием ряда инвестиционных мероприятий.
2. Дисбаланс развития ВКХ в общем коммунальном комплексе в пользу других коммунальных услуг недопустим.
3. Тарифообразование должно исходить из баланса потребность-возможность, а не рассчитываться с помощью предельных индексов.
4. Концессия, мониторинг, бенчмаркинг и прочие «примочки» западных экономистов являются не панацеей от всех прошлых бед и будущих проблем, не целью, а лишь инструментом для восстановления рентабельности деятельности предприятий ВКХ и привлечения инвестиций в отрасль. При этом, как технически сложным инструментом, им нужно уметь пользоваться и следует изучить теорию и практику применения.
5. ВКХ в своей основной части не является бизнесом, и в ближайшем будущем им не станет (что не отменяет задачи эффективности работы водоканалов) – одно из самых оспариваемых, но принципиальных для выработки Стратегии положений.
Констатировав безусловную убыточность ВКХ и продолжающееся с 2012 года ухудшение финансового положения отрасли (в 2013 году совокупный чистый убыток составил 9,6 млрд и 15,4 млрд рублей), Стратегия рассматривает возможные институциональные варианты развития ВКХ и прогнозируемые результаты такого развития: инерционный, консервативный, основанный на форсированном развитии отрасли, обеспечивающим выполнение поручений государства, и т. н. ситуационный, сочетающий второй и третий варианты в зависимости от локальной экономической, санитарной и экологической обстановки. На этот последний, сдержанно-оптимистичный вариант, и делают ставку авторы документа, что логично – иначе зачем лить воду на мельницу заявленных целей!
Для его реализации предлагается применить большой комплекс мер от срочных антикризисных и краткосрочных, реализация которых должна начаться незамедлительно, уже в 2015–2017 годах, до средне- и долгосрочных, нацеленных на последовательную работу с устойчивым «накопительным» эффектом.

Основные меры поддержки:

– корректировка тарифов, целевых показателей и требований к качеству воды и очистки стоков, установленных на 2015 год с учетом макроэкономических изменений и социально-экономической возможности роста тарифов и бюджетной поддержки;
– обеспечение доступного заемного кредитования для финансирования инвестиционной и текущей деятельности (субсидирование и бюджетные гарантии) – как инструмент Фонда ЖКХ.
Краткосрочные меры:
– Восстановление рентабельности операционной и инвестиционной деятельности водоканалов путем обязательной корректировки тарифов – с целью обеспечения достаточности оборотных средств для осуществления текущей деятельности;
– снятие дисбаланса ВКХ по отношению к остальным отраслям ЖКХ;
– оптимизация концессионного законодательства;
– оптимизация налоговой политики по отношению в отрасли ВКХ;
– управление доходной базой;
– исключение избыточных экологических рисков в сфере водоотведения.
Средне- и долгосрочные меры:
– импортозамещение, заимствование и локализация ведущего мирового опыта (с Минпромторгом РФ);
– техническая стандартизация;
– формирование научных и кадровых компетенций в ВКХ через «точки роста» в научно-образовательном кластере, осуществление пилотных проектов по внедрению инноваций в отраслевые образование и науку;
– организация эффективной системы бенчмаркинга, апробация на пилотных проектах и сопряжение ее с системой оценки деятельности предприятия по целевым показателям.

О ТАРИФАХ, КОНЦЕССИИ
И СОЦОБЕСПЕЧЕНИИ

На III Всероссийском съезде водоканалов обсуждению Концепции стратегии было посвящено одно из пленарных заседаний.Многие выступления, в которых представители водной отрасли в большей степени эмоционально перечисляли болевые точки и конкретные трудности работы своих предприятий, стали обширным материалом для анализа, обобщения и выделения фундаментальных задач, которые необходимо решить для вывода ВКХ из кризиса.

В. М. Соловьев, начальник управления контроля ЖКХ, строительства и природных ресурсов ФАС России:
– Концессию многие ругают, но сегодня уже пора остановиться, прекратить законодательную революцию и эволюционировать в заданном направлении. Минстроем РФ сделано достаточно много в совершенствовании этого инструмента, и работа эта будет продолжена. Главный же посыл съезда мне видится в следующем: водоснабжение и водоотведение – это бизнес, и должны быть обеспечены условия для ведения бизнеса, а не некоего соцобеспечения. Мы должны, в первую очередь, исходить из этого, и в соответствии с этим устанавливать и правила игры.

Д. В. Пузанов, заместитель генерального директора АО «Евразийский»:
– Наш опыт реализации концессионных соглашений говорит, что концессия, к сожалению, не является универсальной «таблеткой» от всех болезней и никогда ею не будет, потому что это самый сложный, дорогой, неуклюжий и длительный по сроку исполнения инструмент, который годится лишь для очень крупных и серьезных объектов, «вкусных» для частного инвестора. Таковых осталось в России не более полутора десятков.
В нынешней ситуации санкционной политики инструменты проектного финансирования, являющиеся основным драйвером прихода денег через концессионные модели, закрыты для российских и международных участников рынка. В России сегодня деньги стоят дорого, конкурсы требуют предоставления банковских гарантий на весь период реализации проекта, и даже крупнейшие участники, успешно реализующие концессионные модели в транспортной сфере, в ВКХ этого сделать не могут!
Я не против концессии как таковой; помню, что московский, петербургский, нижегородский, ярославский и многие другие водоканалы были построены по концессии, но – другой концессии, той, которая могла привлекать деньги. Сегодняшняя концессия не может привлекать деньги. Поэтому и призываю использовать другие, опробованные модели. Например, водоканал Ростова-на Дону работает по модели, совмещающей арендные отношения и долгосрочный инвестиционный договор. В этот проект мы сумели привлечь 19,5 млрд рублей бюджетных средств и вложили больше 7 млрд собственных только благодаря тому, что это не концессия. Уверен, что сегодня, когда финансовые рынки закрыты для нас, не стоит отвергать модели, уже доказавшие свою эффективность.

С. Н. Зинченко, заместитель руководителя Федеральной службы по тарифам:
– Надо понимать, что тарифы являются основным законодательно определенным источником, и чем честнее и четче решаются вопросы с тарифообразованием, тем больше возможностей сделать работу водоканалов эффективной и понятной. На тарифы можно ссылаться во многих узловых точках, в них можно включить все проблемы, но вопрос в том, как правильно это сделать? Даже в так называемые тучные годы мы не все проблемы «включали» в тариф, и были на это свои основания – называйте это инерционностью, заигрыванием с потребителем, чем угодно!
Сегодня, когда мы выстраиваем баланс между потребителем и снабжающей организацией, нужна особенно продуманная политика в части тарифообразования. Есть инструменты, есть методики, есть понимание необходимости введения экономически обоснованных тарифов – нужна политическая воля для принятия решений.
В прошлом году, обсуждая возможность роста тарифов, мы обратили более пристальное внимание на систему поддержки потребителей. Да, она несовершенна, но она нужна, чтобы тот рост, который необходим, был компенсирован социально незащищенным слоям населения.

К. Л. Новожилов, председатель наблюдательного совета ООО «Томскводоканал»:
– Считаю, что предприятие, работающее в сфере ВКХ, может и должно быть бизнесом – именно для того, чтобы им можно было эффективно управлять.
К сожалению, большинство МУПов работают, имея установку: «Откройте финансирование, чтобы освоить деньги».
Тариф должен быть рыночным. Да, тяжело. Но ведь вся остальная экономика перешла на рыночные рельсы: трубы, насосы, реагенты мы приобретаем по рыночным ценам! И невозможно иметь с одной стороны – социальную функцию, а с другой – рыночный механизм. Водоканал как бизнес должен работать на понятных тарифах, а социальная поддержка должна предоставляться только тем, кто действительно в ней нуждается. Иначе механизм не будет работать.

А. М. Чернецкий, первый заместитель председателя Комитета по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Совета Федерации Федерального Собрания РФ:
– Я не согласен с тем, что вопрос повышения тарифов бесперспективный.
Сфера водоотведения и водоснабжения сегодня находится в сложной ситуации. Нужно прекрасно понимать, что действительно никаких иных реальных источников получения средств на работу водоканалов, кроме средств конечного потребителя, не существует. Да, решение о повышении тарифов в значительной степени политическое, но оно должно быть принято. Другое дело, что мы должны разработать правильные подходы к этому решению.
У нас существует система социальной защиты, и, по крайней мере в крупных городах, она достаточно эффективна, а если она нуждается в доработке – давайте доработаем, чтобы помочь наиболее незащищенным слоям населения.
Водоканалы в стране находятся в разных экономических положениях. Где-то принят тариф, позволяющий и осуществлять текущую деятельность, и заниматься развитием. Но абсолютное большинство городов, особенно малых, имеют тариф ниже экономически обоснованного, который не позволяет нормально работать. И эти предприятия необходимо сначала ввести в зону эффективного производства, для чего нужен тарифный скачок. Как только мы это делаем, открываются достаточно широкие возможности для того, чтобы использовать концессию, аренду, другие организационные формы и инструменты для привлечения инвестиций. Каким образом сделать такой скачок? Нужна очень тщательная работа регулятора и региональных властей.
Что касается концессии, она нужна как механизм, и, наверное, есть такие города и предприятия, которые могут успешно ее использовать. Хотя с точки зрения политической и экономической ситуаций более неподходящей обстановки, чтобы кампанейски проводить политику внедрения концессии, трудно себе представить.
Вряд ли что-то нужно запрещать, но я считаю, что такие формы, как ГУП и МУП, не стоит перечеркивать: они уже пережили самые сложные времена, наиболее контролируемы с точки зрения использования ресурсов, поскольку управляются муниципальной властью и несут перед ней ответственность. Поэтому поставить крест на их деятельности на сегодня, по крайней мере, преждевременно.

А. А. Байер, министр жилищно-коммунального хозяйства топливно-энергетического комплекса Нижегородской области, председатель совета РАВВ:
– В предыдущие годы при разработке политики в сфере ВКХ мы допустили несколько ошибок, и сегодня эти ошибки не дают возможности работать тем инструментарием, который та политика выбрала. Мы смотрим ретроградно на МУПы и ГУПы, с опаской принимаем новые схемы – именно потому, что остались эти ошибки. А самая главная из них – это иллюзия, что ВКХ может быть бизнесом, и за эту иллюзию мы можем сильно поплатиться. В реальности большая часть отрасли представляет собой социальную функцию, что влечет за собой иные правила и возможности для работы.
ОСОБОЕ МНЕНИЕ:
С. Н. Ильин, директор муниципального унитарного предприятия г. Череповца «Водоканал» (МУП «Водоканал»):
– В связи с вступлением в действие с 1 июля 2015 года главы 5 Федерального закона № ФЗ-416 «О водоснабжении и водоотведении» самым ожидаемым сейчас является внесение изменений в законодательство в части четкого разграничения ответственности по очистке сбросов между организациями ВКХ и их абонентами:
– для организаций ВКХ – ответственность за сброс только показателей бытового загрязнения;
– для абонентов организации ВКХ – ответственность за сброс показателей техногенного загрязнения.
Другой серьезной проблемой, с которой столкнулись многие водоканалы, особенно Северо-Западного и Центрального регионов России в конце 2014 года, стало резкое и многократное (в два-три раза) увеличение поставщиками химреагентов цены на коагулянт (сульфат алюминия). Затраты на приобретение коагулянта являются основной составляющей суммы расходов на реагенты для подготовки питьевой воды. Так как данные расходы должны быть включены в тариф, это станет дополнительной финансовой нагрузкой для потребителей. Кроме того, за счет вынужденного перераспределения финансов в пользу приобретения химреагентов будет приостановлена реализация мероприятий, направленных на реконструкцию и модернизацию объектов системы водоснабжения и водоотведения.
В связи с этим считаем необходимым привлечь к решению данной проблемы представителей Правительства РФ, РАВВ, Министерства ЖКХ, Федеральной антимонопольной службы и определить комплекс мер по выходу из сложившейся ситуации.
В. И. Альджанов, генеральный директор МУП г. Астрахани «Астрводоканал»:
– В целях улучшения финансирования инвестпрограмм необходимо утверждать инвестиционную надбавку к тарифу без учета предельных отраслевых индексов. Регулирование основного тарифа осуществлять в предельных отраслевых индексов. При дальнейшем применении их просто складывать. Утверждение тарифов таким способом позволить улучшить финансирование утвержденных инвестпрограмм, без учета ограничений предельными индексами. Сформированный таким образом тариф будет прозрачным, что даст возможность вести раздельный учет поступающих доходов.
В случае передачи региональной власти права регулировать тарифы на водоснабжение и водоотведение внутри единого предельного роста тарифов на услуги ЖКХ индексация тарифов на ВКУ будет осуществляться по остаточному признаку, так как, по данным субъектов РФ, в структуре платы граждан за коммунальные услуги удельный вес потребления питьевой воды составляет лишь 6%, услуг водоотведения – 4%.
Резкое удорожание химических реагентов негативно сказывается на финансовой деятельности предприятия. Удельный вес данной статьи (химреагенты) в себестоимости за 2014 год составил 2%. За счет роста цен прогнозируется рост удельного веса в себестоимости до 3% (ожидаемый рост расходов за год – 10–12 млн рублей без НДС), что ведет к увеличению убытков, так как доходы предприятия практически остаются на уровне 2014 года даже с учетом увеличения тарифа (объемы реализации услуг снижаются).

Пути выхода из ситуации мы видим в следующем:

1. Возмещение данных расходов из бюджетов регионального уровня.
2. Дотирование предприятие-изготовителя из федерального бюджета.
3. Поиск альтернативных реагентов.
Данная ситуация должна решаться на уровне Правительства РФ.