ППРК-Сервис
ППРК-Сервис
Технологии безопасности

Технологии безопасности

Возведение самого большого следственного изолятора в Европе – «Кресты-2» не случайно привлекает внимание специалистов и общественности. Пожалуй, впервые в России подобный объект будет оборудован в соответствии с российскими и европейскими нормами содержания заключенных, при этом обеспечивая максимальную безопасность сотрудникам режимного учреждения.

О специфике оснащения нового комплекса рассказывают генеральный директор НПО «СтройТехИнвест» к.т.н. Владимир Коцкович и заместитель генерального директора Алексей Логинов.

– Владимир Богданович, в чем заключается принципиальное отличие строящегося изолятора временного содержания от уже существующих заведений?

– Должен сказать, что от прежних «Крестов» остались, пожалуй, только название и внешний архитектурный облик главного здания. Самый крупный в Европе, рассчитанный на 4000 мест следственный изолятор представляет собой целый городок с собственной инфраструктурой и даже внешне мало напоминает тюрьму. Европейские стандарты постепенно проникают и в такую закрытую сферу, как система наказаний. Никогда еще в России условия содержания заключенных не были такими лояльными. К примеру, в соответствии с новыми нормами на каждого заключенного будет приходиться 7 кв. м. площади. Так, в 30-метровой камере будет содержаться не более 4 человек. Меняется и оснащение внутренних помещений. Наша компания как раз участвует в изготовлении специализированной продукции: мебели, сантехники, дверей, оконных решеток и др. В новом изоляторе вместо привычных двухъярусных нар, будут стоять обычные кровати с полукруглыми дуговыми спинками. Внешне они похожи на кровати среднестатистической российской гостиницы, с той лишь разницей, что вся мебель выполнена по антивандальной технологии и надежно крепится к полу: столы, скамейки, шкафчики, даже полки под телевизор.

– Вы берете за образец европейский опыт?

– Не совсем так. Если внешний дизайн изделий и приближен к современным европейским аналогам, то по техническим требованиям нередко их превосходит, т. к. мы руководствуемся прежде всего российскими требованиями: это СП 15-01 «Нормы проектирования следственных изоляторов и тюрем Министерства юстиции РФ». И на сегодняшний день более совершенных конструкций для режимных учреждений, пожалуй, не найти. Каждый элемент наших изделий доработан в соответствии с опытом и пожеланиями эксплуатирующей организации.

В привычной жизни мы мало задумываемся над тем, что, к примеру, дверь может спасти чью-то жизнь там, где счет идет на секунды. А ведь камерная дверь представляет собой конструкцию, которая оборудована глазком, «остекленным небьющимся материалом», и окном для передачи пищи. Само окно оснащено быстродействующим запорным устройством и фиксируется в горизонтальном положении телескопической штангой. На двери установлены усиленный камерный замок, щеколда и металлический ограничитель открывания двери. Конструкция достаточно громоздкая, при этом в новых «Крестах-2» она будет устроена таким образом, чтобы позволить охраннику мгновенно закрыть ее, действуя одной рукой, не давая возможности заключенным совершить какие-либо противоправные действия.

– Для изготовления используются какие-то инновационные материалы?

– Используется специальный усиленный металлический сплав. Вообще практически все оборудование изолятора изготавливается из металла, чтобы обеспечить изделиям прочность, долговечность и антивандальные свойства. Кстати, в этом вопросе мы намного превосходим европейцев. Нашу сантехнику вообще нельзя сломать, вывести из строя, а теперь еще невозможно использовать для того, чтобы спрятать в ней какие-либо запрещенные предметы. Так, в Волгограде мы участвовали в ведомственном совещании ФСИН по разработке технических условий на антивандальную сантехнику для режимных учреждений. Там собрались специалисты, которые так же, как и мы, работают в этой узкоспециализированной отрасли. Когда мы представили модель унитаза, ни один из наших конкурентов и потенциальных заказчиков не смог найти серьезного изъяна.

– То есть вы разработали типовое изделие?

– Если использовать наши изделия для оборудования строительных площадок, мест общественного питания, дачных домиков (а сфера их применения достаточно широка), то можно сказать, что это так. Но исправительные колонии, изоляторы временного содержания, другие режимные учреждения имеют свою специфику, поэтому мы в каждом конкретном заказе учитываем пожелания эксплуатирующей организации и беремся за решение нестандартных задач. Так, например, мы участвовали в реконструкции московского изолятора «Лефортово». Это старейшее российское учреждение построено еще в позапрошлом веке. Фановая система там спроектирована непосредственно в полу, даже диаметр канализационных труб нестандартный, устаревший. Но нам удалось доработать конструкцию унитаза даже для таких экстремальных условий.

– Алексей Алексеевич, участвовать в реализации такого масштабного проекта, как следственный изолятор «Кресты-2» стремились многие компании, как вам удалось, что называется, попасть в обойму?

– Мы уже девять лет работаем над оснащением специальных учреждений и имеем серьезные наработки в этой весьма специфичной области. Достаточно сказать, что мы участвовали в оборудовании нового здания городского суда в Санкт-Петербурге, наши изделия успешно эксплуатируются в Архангельском областном суде, в Колпинской воспитательной колонии, в Выборгском районном суде, Колпинском районном суде, изоляторе временного содержания в Петродворце и др.

Кроме того, наше научно-производственное объединение одновременно выполняет функции центра социальной адаптации заключенных, поскольку его производственная база находится на территории исправительной колонии и работают там сами заключенные. Такая система позволяет не только снижать себестоимость изделий, что важно при существующей системе государственных закупок, но и выполняет важнейшую социальную функцию. Работая у нас, люди не только получают зарплату, они приобретают профессию, которая позволит им адаптироваться к нормальной жизни после освобождения. Конечно, тюремное производство существует везде, но нам удалось создать высокотехнологичное производство, работая на котором, человек учится мыслить, развивает интеллект. К примеру, проектная документация на изготовление одной только камерной двери содержит 120 листов чертежей. Скажу больше, работая на нашем производстве, заключенные начинают мыслить как бы по ту сторону зоны. Они нередко сами подсказывают нам, как изменить модификацию изделий, чтобы улучшить их антивандальные свойства. Так, в разработке конструкции унитаза участвовал человек, который когда-то сам исхитрился прятать в нем мобильный телефон. Он и подсказал, какие полости нужно закрыть, чтобы в дальнейшем не допустить подобных прецедентов.

– Можно сказать, что вы привлекаете в качестве консультантов заключенных?

– Сегодня они – заключенные, завтра выйдут на свободу и станут полноправными членами общества. И мы всемерно этому способствуем. Они подсказывают какие-то нюансы, которых человек в обычной жизни знать просто не может, но не нужно забывать, что в составе нашей компании работает целое конструкторское бюро, которое объединяет лучших профессионалов в своей области, кандидатов наук, практикующих преподавателей петербургских ВУЗов. Неслучайно наша компания имеет несколько патентов на свои изделия. Мы осуществляем технический и технологический контроль на каждом этапе производственного процесса, поэтому отвечаем за качество изделий. Аналогов некоторых наших конструкторских решений, по крайней мере в России, уж точно не существует.

 

Подготовила Елена Рачкова