ППРК-Сервис
ППРК-Сервис
 Пока сердца для чести живы…

Пока сердца для чести живы…

«Многие годы мы дружны с Владимиром Евгеньевичем, который в бытность свою главным инженером крупнейшего проектного института «Ленгипроинжпроект» немало способствовал становлению нашего союза, – вспоминает Лев Моисеевич, – а теперь уже сын Владимира Евгеньевича, Анатолий Владимирович, – генеральный директор авторитетной проектной организации ООО СП «Интар», входящей в «Союзпетрострой».

По страницам биографии этой петербургской семьи можно проследить судьбы четырех поколений людей, посвятивших свои способности, свои знания и труд служению Отечеству

Листая семейный альбом…

Глава семьи, Евгений Исаевич Берхман, родился в 1911 году в Гамбурге, в семье молодых, только что завершивших учебу в европейском университете врачей Исая Моисеевича и Дины Львовны Берхман. Семья возвращается в Россию, где с началом первой мировой войны в 1914 году Исай Моисеевич идет на фронт в качестве военврача. Уникальный случай – в знак особых отличий за отвагу и профессионализм военврач Берхман царским правительством был пожалован особо чтимой среди фронтовиков наградой, так называемой "Клюквой" – орденом Святой Анны 4-й степени, крепившимся к гарде офицерской сабли с красным темляком. На эфесе сабли красовалась надпись «За храбрость». Это был высший орден, возможный для выходцев из еврейских семей. Послереволюции доктор Берхман вновь на фронте, на этот раз он служит в военно-санитарных частях РККА начальником санитарного поезда, а после окончания Гражданской войны заведует Губздравотделом в Твери. Профессии он останется верен до конца свой недолгой жизни, успев, будучи сам тяжело больным, в голодные, нищие 20-е годы организовать первую в Твери современную поликлинику. Он сумеет привлечь к оснащению поликлиники своих друзей из Германии и установить самое совершенное на тот момент оборудование. К сожалению, не дожив до открытия своего детища менее двух недель, Исай Моисеевич умер за границей на операционном столе. По просьбе жителей Твери и медиков его прах был доставлен в город и замурован в нише вестибюля поликлиники между первым и вторым этажом. Саму же поликлинику еще долгое время называли Берхмановской.

Дина Львовна с маленьким сыном уехала в Ленинград. Талантливый фтизиатр, она активно участвовала в создании первого детского туберкулезного санатория в Детском Селе (г. Пушкин), была заведущей отделением туберкулеза взрослых Куйбышевской больницы. Она останется практикующим врачом, ведущим специалистом в своей отрасли вплоть до кончины в 1959 г.

Первый из династии строителей

Казалось бы, выросший в среде медиков, Евгений Исаевич Берхман был просто обязан продолжить семейную династию, но судьба распорядилась иначе… После окончания средней школы он поступил на инженерно-экономический факультет Ленинградского института инженеров коммунального хозяйства. «Мы жалеем теперь, что не расспросили отца о том, почему он выбрал профессию инженера, – рассказывает Владимир Евгеньевич, – скорее всего, его, молодого человека, захватила романтика созидания, строительства новой жизни, нового государства, так или иначе, но именно он явился родоначальником династии строителей – профессии, которой представители трех поколений нашей семьи (9 человек) отдали в общей сложности более 250 лет».                 

Великая Отечественная война застала Евгения Берхмана в Ленинграде, и уже 5 июля 1941 года старший научный сотрудник ЛИИКХ вступил добровольцем в Кировскую дивизию народного ополчения, где был назначен вторым номером расчета к опытному пулеметчику. Это потом с присущими ему юмором, искусством прирожденного рассказчика и неиссякаемым оптимизмом, он будет описывать внукам, как, чтобы не чувствовать себя совсем безоружными во время налетов вражеской авиации, изобрели «зенитную установку» из пулемета «максим» и снятых ворот брошенного скотного двора; как, выходя из окружения, они вместе с другими бойцами поймали немецкую лошадь и накормили кониной оголодавших товарищей; как из последних сил тащили на себе винтовки, помня приказ тов. Сталина «Оружие не бросать!». Когда контуженный, истощенный, вместе с другими оставшимися в живых он окажется в госпитале, то мать, пришедшая за ним, не узнает сына, и он навсегда запомнит ее вопрос: «Кто из вас Берхман?» Истинный ленинградец, он разделит судьбу своего города, и, оправившись от контузии, весной 1942 года займется организацией расчистки Ленинграда от трупов, грязи и нечистот. Потом он будет рассказывать, как у голодных, обескровленных людей (в основном женщин – мужчины были на фронте)еще хватало сил поднять лом, но ударить им они уже не могли, поэтому просто разжимали руки – и лом своей тяжестью раскалывал лед. Так или иначе, и это еще один феномен блокады, в городе не возникло ни одной эпидемии. Победа навсегда запомнилась всеобъемлющим чувством радости и уверенности, что вот теперь обязательно начнется светлая, удивительно счастливая жизнь.

Однако в начале 50-х годов Евгений Исаевич и его жена Раиса Абрамовна Кунина, ведущий экономист строительной отрасли, позднее принимавшая участие в разработке генплана Ленинграда под руководствомглавного архитектора В. А. Каменского, были в одночасье уволены с занимаемых должностей. Политические чистки не коснулись только бабушки, Дины Львовны, знаменитого на весь город фтизиатра, которая продолжала работатьв клиниках МВД. Именно ее авторитет и профессиональная значимость помогли семье уцелеть в то непростое время.

Романтика больших свершений

Сейчас трудно представить себе, но старшее поколение еще помнит Ленинград, который отапливался дровами и углем, Ленинград, не имеющий разветвленной канализации и очистных сооружений. Город-герой, переживший ужасы блокадных лет, не имел права оставаться таким, поэтому сразу после войны началось восстановление и обновление коммунального хозяйства. С этой целью по решению Ленгорисполкома уже в августе 1945 года была образована проектная организация трест «Газтеплопроект» (в марте 1954 года на ее базе был создан многопрофильный проектный институт «Ленгипроинжпроект»), который возглавил Константин Федорович Горшков, опытный руководитель, чьи смелые, неординарные решения на посту начальника инженерного отдела штаба МПВО, личное мужество, умение брать на себя всю полноту ответственности сохранили в годы блокады жизнь тысячам ленинградцев.

– Это была уникальная личность, – вспоминает Владимир Евгеньевич Берхман, – не имея специального строительного образования, он сумел создать один из самых передовых в стране проектных институтов, привлек к работе выдающихся инженеров, таких, например, как Николай Лукич Стаскевич, который за газификацию Ленинграда был награжден орденом Ленина. В институте нашел работу и мой отец, Евгений Исаевич, и до конца жизни был благодарен Горшкову за то, что тот не побоялся взять его, в ту пору опального, в только что созданную команду единомышленников, энтузиастов, для которых институт стал вторым домом. Не могу не вспомнить, с какой заботой и теплотой он относился к людям, до мелочей вникал в проблемы и трудности, старался помочь. Мы всей большой семьей жили тогда в 18-метровой комнатке со скошенным потолком, под самой крышей. Горшков узнал о наших трудностях, и, используя весь свой «административный ресурс» (а он был ни много ни мало председателем комиссии Ленгорисполкома по благоустройству) решил казавшийся нам неразрешимым квартирный вопрос. Стоит ли удивляться, что люди, работающие рядом с таким директором, с энтузиазмом отдавали делу все свои знания, опыт, талант.

Тогда «Ленгипроинжпроект» был в авангарде идей. В первую очередь проектировалась гибкая трехступенчатая система газоснабжения города и газификация жилого фонда. В это трудно поверить, но уже 7 ноября 1948 года сланцевый газ пришел в город и в квартирах зажглись голубые огоньки. Затем пришла пора переводить на газовое топливо промышленные и коммунально-бытовые предприятия, в том числе такие гиганты индустрии, как «Электросила», Кировский, Невский машиностроительный, Ижорский и др. заводы, домостроительные комбинаты, хлебозаводы и т. д. На сжигание газа переводились по индивидуальным проектам забытые сейчас мартены и вагранки, котлы Борзиг, Бобкок-Вилькокс, Фицнер-Гампер и другие раритеты. Выпускались проекты агрегатов с использованием газовой инфракрасной сушки, агрегаты с внутрикамерной выпечкой хлебобулочных изделий, выпарные агрегаты с использованием погруженных в жидкость горелочных устройств и многое, многое другое…

В эти годы Евгений Исаевич занимал должность главного экономиста института, параллельно работая над научными статьями и монографией «Экономика систем газоснабжения», за которую ему была присвоена степень кандидата экономических наук. Позже было второе, полностью переработанное издание, которое до сих пор входит в список литературы для студентов и аспирантов соответствующих специальностей. В третьей редакции книги, над которой он работал в буквальном смысле до последнего дня своей жизни, акцент смещался с чисто газовой тематики на перспективные, как сейчас бы сказали, альтернативные источники энергии, применялся современнейший на тот момент математический аппарат.

Работа в институте была интереснейшая, многое из создаваемого здесь было впервые. Стоит ли удивляться, что молодой, жаждущий приобщиться к большому и важному делу выпускник Ленинградского инженерно-строительного института Владимир Берхман пришел работать именно в «Ленгипроинжпроект».

– Мне исключительно повезло: я попал в институт в пору его расцвета, – вспоминает Владимир Евгеньевич Берхман, – в город пришел большой газ. Постепенно с токсичного и опасного сланцевого газа город переводился на природный газ. И все это происходило безболезненно для горожан. Обеспечивалось новое качество жизни городской среды. Кроме того, институт оказывал городам и республикам Советского Союза помощь в деле газификации. Были разработаны генеральные схемы газоснабжения прибалтийских и среднеазиатских республик и их столиц, Ростова, Челябинска, Мурманска, Волгограда, Рыбинска и др.

В 28 лет Владимир Евгеньевич стал главным инженером проекта – самым молодым в институте. Один из первых его объектов – проектирование газоснабжения Соколовско-Сарбайского горно-обогатительного комбината в Казахстане – гигантского градообразующего предприятия. За этот проект он был удостоен своей первой правительственной награды.

В начале 1950-х годов, на новом этапе развития города, высоко оценивая профессионализм и трудовой энтузиазм коллектива, руководство приняло решение о создании на базе треста «Газтеплопроект» многопрофильной проектной организации, придав ей проектные группы Водоканала, Дормоста, Трамвайно-троллейбусного управления и др. Новая мощная организация 24 марта 1954 года получила статус государственного проектного института «Ленгипроинжпроект». Институт настолько своеобразен, настолько широка палитра его деятельности, что это требует отдельного рассказа. Городские магистрали, не имеющие аналогов головные сооружения канализации и водопровода (в том числе самые мощные в мире), мосты, набережные, путепроводы, все виды инженерных сетей и многое, многое другое…

Шли годы, наполненные упорным трудом, решением сложнейших технических задач, организационной работой. Владимир Евгеньевич прошел все ступени служебного роста: инженер, руководитель группы, главный инженер проекта, начальник отдела, затем главный инженер, заместитель директора института.

Более 50 лет В. Е. Берхман отдал родному институту. Владимир Евгеньевич стал заметной фигурой в строительном мире нашего города. Под его редакцией, с ним в качестве соавтора опубликовано несколько книг по газификации. Он – лауреат премии Совета министров СССР, почетный строитель РФ.

Владимир Евгеньевич и сейчас сохраняет постоянную связь с институтом, живо интересуется его делами. «С благодарностью вспоминаю исключительно талантливых и увлеченных людей, рядом с которыми мне посчастливилось работать. Помню и люблю всех…»

О любимых и дорогих…

Дом Владимира Евгеньевича Берхмана и Людмилы Михайловны Чистяковой и сегодня отличается редким гостеприимством и открытостью. Эти люди вместе уже 55 лет. А встретились они еще в институте. Людмила Михайловна тоже проектировщик с большим стажем. Она долгие годы занималась проектированием систем вентиляции объектов легкой промышленности – фарфоровых и стекольных заводов и текстильных фабрик – по всей стране. «Людмила Михайловна – мой друг, моя вторая память, хранительница и муза, – говорит Владимир Евгеньевич, – все мы переживаем вместе: и успехи, и трудности». Наверное, в этом кроется секрет гармонии отношений этих по-настоящему красивых и щедрых людей. Им, профессиональным строителям, удалось возвести самое главное сооружение в своей жизни – крепкую и дружную семью, в которой не бывает скуки и одиночества, потому что дети и внуки видят в них свою опору, ощущают их бесконечную любовь и нежность.

– Я не могу вспомнить, чтобы отец как-то специально воспитывал меня, – рассказывает старший сын Владимира Евгеньевича, Анатолий Владимирович Берхман, – мы просто все вместе жили интересной, насыщенной жизнью. И компания друзей моих родителей, душой и центром притяжения которой был да и остается папа, и «Ленгипроинжпроект» – ее неотъемлемые части. Тогда помимо основной работы в стенах института кипела жизнь, работали всевозможные секции и кружки. Творческим коллекивом, в котором отец с друзьями готовили музыкальные юмористические постановки, снимали любительские фильмы, руководил С. С. Балашов, племянник К. С. Станиславского. Помню, как бабушка сразу после школы везла меня через весь город в папин институт на Невский, 26, где я в битком набитом зале красного уголка смотрел очередной капустник или спектакль. А с будущей известной актрисой Ольгой Волковой, тогда еще просто молодой артисткой ТЮЗа, я даже снялся в крошечной роли в любительском институтском фильме. Моих родителей всегда окружали необыкновенно интересные и талантливые люди, я видел их взаимоотношения с друзьями, с коллегами, и мне хотелось жить такой же насыщенной и яркой жизнью. Так или иначе, но мы всегда были причастны к работе родителей, знали об их трудностях и победах.

Эпизод из моей юности, характеризующий моего отца. Как-то мы возвращались с Дворцовой площади после праздничного салюта 7 ноября. Огромная толпа людей двигалась по Невскому проспекту, и вдруг мы увидели, как несколько подвыпивших молодых мужчин начали издеваться над отцом семейства на глазах у его жены и дочери. Мой отец – интеллигент до мозга костей, дипломат и миротворец, тем не менее не смог пройти мимо и заступился за мужчину. Завязалась драка, в которой досталось обеим сторонам (нам, разумеется, больше). При приближении милиции нападавшие ретировались. Помню, как мы с отцом пошли в институт, который, к счастью, был неподалеку, и он смывал кровь со сломанного, разбитого носа. Почему-то мы страшно веселились в метро на пути домой, а на следующий день папе пришлось выступать на совещании в главке в пижонских затемненных очках. Наверное, в таких вот случаях и состоит воспитание гражданина, мужчины.

А еще не могу припомнить наш дом без гостей. Здесь рады всем: родственникам, друзьям, знакомым друзей и родственников. Вспоминаю, каким праздником были для всех нас приезды Льва Евгеньевича, младшего брата отца, который тоже продолжил семейную династию, став военным строителем, инженером. Сразу после окончания института он уехал по распределению на Тихоокеанский флот, строил в Советской Гавани, Находке, по всему Дальнему Востоку и дослужился до полковника, начальника УНРа. Очень интересный, сильный человек, один из лучших специалистов в своем деле, он каждый раз, бывая в командировках в Москве, находил возможность вырваться на пару дней в Ленинград, чтобы повидать родных. Его короткие и, к сожалению, нечастые приезды, рассказы о службе сформировали в моей мальчишеской душе яркий романтический образ. Он был для меня предметом восхищения и примером для подражания.

По стопам отца пошел и сын – мой двоюродный брат Марк Львович. На его счету помимо множества строительных объектов – неоднократные командировки со строительными частями в Чечню в самое неспокойное время. Сегодня он подполковник в отставке, занимается техническим надзором за строительством дорог в Петербурге.

Не изменяя традициям

Удивительно, но в выборе профессии Анатолий Владимирович Берхман, старший сын Владимира Евгеньевича, словно бы соединил медицинские и инженерные таланты своих предков, выбрав своей специальностью авиакосмическое медицинское приборостроение. Окончив ЛИАП, он 12 лет отдал любимому делу.

– Это было новое интересное направление на стыке наук, разработка бортовых медицинских приборов для наших космических кораблей и станций, – рассказывает Анатолий Владимирович, – в сложное перестроечное время мы параллельно с основной работой занимались тем, что тогда называлось научно-техническим творчеством молодежи, – разрабатывали аппараты и инструменты для так называемого широкого потребителя. Оттуда родом первые патенты и внедренные изобретения.

В то же самое время, в 1992 году, группа друзей-единомышленников, высококвалифицированных проектировщиков, создает компанию «Интар», в которой помимо проектирования предполагалось развивать направление зарубежного патентования и лицензирования.

После долгих и настойчивых уговоров, сомнений я решился поменять работу, однако оказалось, что, к сожалению, наши западные коллеги тоже склонны, мягко говоря, некорректно заимствовать чужие идеи, поэтому работать становилось все труднее. Постепенно я втягивался в решение задач по управлению проектной частью предприятия.

Вот таким замысловатым путем судьба связала меня с делом, к развитию которого до этого были причастны два поколения моей семьи, – строительному проектированию. Инженерное образование позволило мне сменить род деятельности еще и потому, что рядом всегда были компетентные консультанты и советчики – мои родители и их друзья.

На протяжении последних пяти лет Анатолий Владимирович возглавляет «Интар» уже в качестве генерального директора. И все это время рядом с ним Роман Рафаилович Рыбаков, давний и верный друг семьи Берхманов. Он начинал работать с Владимиром Евгеньевичем в «Ленгипроинжпроекте», а продолжает с Анатолием Владимировичем уже в ООО СП «Интар»:

– Я считаю, что мне в жизни повезло, и многим, к чему я сегодня пришел: почетный строитель, председатель Совета СРО «Союзпетростройпроект», ранее ГИП комплексного проектирования и заместитель главного инженера института «Ленгипроинжпроект» – я обязан моему лучшему другу и вечному начальнику Владимиру Евгеньевичу Берхману. Я счастливо проработал более 30 лет с этим удивительным Человеком. Самые яркие его черты – альтруизм в гиперпреувеличенных размерах и самоотдача.

Вот уже более 5 лет я работаю бок о бок с Анатолием Владимировичем, и мне представляется, что он обладает такими же чертами, только их уровень скорректирован современными довольно жесткими конкурентными условиями, еще и потому, что в нашем мире вообще резко упал уровень донкихотства. Анатолий Владимирович очень вырос за последние годы и как профессиональный руководитель, и как специалиств области инженерно-технического обеспечения строительных объектов, что способствовало успехам ООО СП «Интар», завоеванию авторитета у партнеров, заслуженному получению профессиональных наград, например знака «Строительная слава».

Отрадно, что мы не теряем (и даже культивируем) вкус к хорошим стихам, которые продолжают создавать отец и сын Берхманы, и в большой мере поэтический дар способствует успехам в жизни и работе, создавая соответствующее настроение в коллективе. А еще не надо забывать, что вся наша жизнь и работа сдобрены изрядной долей юмора, который помогает нам пережить всевозможные неизбежные неурядицы и к которому так расположены и Владимир Евгеньевич и Анатолий Владимирович.

Сейчас ООО СП «Интар» – одна изуважаемых в городе организаций, занимающихся комплексным проектированием объектов городской инженерной инфраструктуры. Могу сказать, что коллектив – это гордость нашей компании. Нам удается сочетать профессионализм сотрудников, высокое качество проектов с дружеской, почти семейной атмосферой. Объекты, в реализации которых мы принимаем участие, как нельзя лучше характеризуют профессиональный уровень компании: вынос инженерных сетей в районе строительства Рябовской развязки на КАД, комплексный проект улицы Архитектора Данини в Пушкине, проекты переустройства коммуникаций в связи с планируемым строительством скоростной автодороги Санкт-Петербург – Москва и линии легкорельсового трамвая, инженерное обеспечение жилых кварталов «Орбита», «Ласточкино гнездо» и многие другие.

Это нужно сделать врезкой, если хватит места:

Берхман- сынБерхмана("Sic transit gloria...")

Когда в 1958 году после окончания института Владимир Евгеньевич пришел на работу в «Ленгипроинжпроект», он столкнулся с тем, что коллеги довольно долго воспринимали его прежде всего как сына Евгения Исаевича. Только много лет спустя, уже после Всемирного газового конгресса, проходившего в 1970 году в Москве, в Кремлевском дворце съездов, участниками которого были оба старших Берхмана, наша фамилия стала постепенно ассоциироваться в профессиональном сообществе с Владимиром Евгеньевичем. Аналогичная ситуация возникла, когда в проектирование пришел я. Естественно, меня поначалу тоже называли сыном Берхмана, имея в виду Владимира Евгеньевича. Но теперь, по прошествии определенного времени, Берхман для многих партнеров: проектировщиков, заказчиков и строителей – уже я. Что, впрочем, не очень радостно, так как навевает мысли о быстротечности нашей жизни, в том числе и профессиональной...

Душа поет и не стареет…

Помимо профессиональных интересов представителей семьи Берхман объединяет еще одно общее увлечение – любовь к творчеству, к поэзии. Евгений Исаевич, знаток и любитель литературы, собрал огромную библиотеку, которой до сих пор пользуются его дети, внуки и правнуки. Стихи – великих поэтов и свои собственные – сопровождают Владимира Евгеньевича и Анатолия Владимировича на протяжении всей жизни. Все переживания и радости, раздумья и события отражаются в лирических строках. В них раскрывается тонкая, чувствующая душа, исполненная любви к такому прекрасному и яростному миру, к Петербургу – лучшему городу на свете, к людям, живущим рядом. Наверное, в этом – главный секрет молодости представителей этой удивительной династии.

Ххх

Завершить наш рассказхочется стихотворениями главы семьи – Владимира Евгеньевича. Первое из них, посвященное собратьям по профессиональному строительному цеху, он читал на открытии Международного фестиваля русской поэзии, организованного под эгидой Союза строительных организаций «Союзпетрострой».

Друг другу в Петербурге мы – опора,

И потому нам в радость каждый сбор,

И потому не нужно даже спора –

Должно хватить ума нам и задора,

Что б город рос невзгодам вперекор.

Нам важен в каждой дружеской попойке

Не список вин, а список добрых лиц.

Забудем про застои-перестройки,

Да будем мы к невзгодам жизни стойки,

За Петербург – столицу всех столиц!

 

Второе стихотворение – сонет, посвященный друзьям, ибо умение дружить и желание помогать людям – еще одна черта, объединяющая членов замечательной семьи Берхманов.

Судьбою не случайно мы сближались,

Бывало, ссорились и тайно обижались,

Что явно было, что-то между строк,

Но притирались в надлежащий срок.

А время все заравнивало плавно.

Шероховатости остались, но неявны,

Царапины и вовсе не видны,

Пространство сузилось. Пока мы не одни.

Пока бегут года, текут минуты,

Пока еще в стране не время смуты,

Пока еще добро сильней, чем зло, –

Давайте верить – всем нам повезло.

Мы все в порядке, мы и сыты, и дружны,

Не знаю, как я вам, а вы мне все нужны!