БЦ Вант
ППРК-Сервис
Выплыли против течения

Выплыли против течения

В нынешнем году отмечает 40-летие со дня основания, по мнению многих, единственное в Петербурге и Ленобласти предприятие, которое по праву носит название «строительный трест» в классическом понимании этого термина.

В канун юбилея мы встретились с Заслуженным строителем России, генеральным директором ЗАО «Трест № 68» Александром БЫКОВЫМ, который руководит Трестом последние 30 лет.

– Александр Николаевич, вы неоднократно говорили, что сегодняшний успех вашего предприятия во многом обусловлен сохранением советской трестовой системы управления. Напомните о ее особенностях.

– Основной принцип треста-генподрядчика советского образца – 50х50. Половина работ выполняется собственными СМУ, половина – предприятиями-субподрядчиками. При этом своими силами мы производим земляные, общестроительные, отделочные работы, обустройство внутренних инженерных сетей, внутриквартальных дорог. На субподряд отдается специализированная часть: электрика, сантехника, автоматика, системы пожаротушения и, естественно, монтаж технологического оборудования. Такая система существовала практически во всех советских генподрядных предприятиях. Сегодня получила широкое распространение схема организации строительства под началом управляющих компаний, которые осуществляют лишь функции руководства стройкой. Их тоже называют генподрядчиками, но это неправильно, поскольку никаких подрядных работ они не осуществляют. Мы придерживаемся принципа 50х50 на протяжении всех сорока лет нашей деятельности, в основе которой – строительство технически сложных и особо сложных, преимущественно, промышленных объектов.

– Над чем Трест № 68 трудится сейчас?
– По заказу Крыловского государственного научного центра мы возвели крупнейший в мире ледовый опытовый бассейн, сейчас там же строим два бассейна: морской с чашей до 200 м в длину и оффшорный для испытания подводных лодок. Строительство находится под контролем правительства, на объекте неоднократно бывал вице-премьер Д.О.Рогозин.
Сегодня основным для нас становится второй старт космодрома «Плесецк», ввод которого в эксплуатацию намечен на 2017 год. В перспективе для нашего треста возможны дальнейшие работы на космодроме, где планируется строительство больших производственных цехов.
Третьим важным объектом является вторая очередь петербургского контейнерного терминала, который на данный момент стал крупнейшим в России по грузообороту. Сейчас большое внимание уделяется развитию морского транспорта, поэтому мы там ударно трудимся без выходных.
Также хочу отметить нашу работу для сельского хозяйства. В прошлом году сдали в эксплуатацию три крупные фермы: две в Тосненском и одну в Кингисеппском районе.

– Наука, космос, портовая инфраструктура, сельское хозяйство. Сферы деятельности треста весьма разнообразны. Какие виды объектов строить сложнее всего?
– Неразрешимых инженерно-строительных задач для Треста № 68 не существует. Мы возводили самые ответственные объекты с высоким качеством. Трудно придумать объекты сложнее тех, которые я перечислил. А если вспоминать о том, где работалось тяжелее всего, то это, наверное, объекты Балтийской трубопроводной системы, терминал по перегрузке светлых нефтепродуктов в МТП «Приморск». Там основной трудностью были очень жесткие сроки. Чтобы в них уложиться, мы совершали поистине трудовые подвиги, и многие наши сотрудники были потом заслуженно удостоены государственных наград.

– Четыре десятка лет вы находитесь на переднем крае реализации передовых технологий. Интересно ваше мнение об эволюции строительного процесса. Насколько всё изменилось?
– Изменилось как день и ночь. Другой и конструктив, и порядок производства. Еще 30 лет назад «вешали» тяжелые железобетонные панели и ставили огромные колонны. Сегодня это трехслойные легкие конструкции. Сейчас трудно представить себе стройплощадку без бетононасосов, а раньше раствор возили в емкостях и тачках. Для иллюстрации этих кардинальных перемен приведу пример. В начале 80-х годов мы возводили огромный кузнечно-прессовый цех для Ижорского завода с крупнейшими в СССР по тем временам прессами на 6 и 12 тыс. тонн. В прошлом году в Металлострое наш трест построил завод по выпуску энергетического оборудования по заказу ОАО «Силовые Машины». Уникальное современное производство, третий в мире по величине разгонно-балансировочный блок (первые два работают в США и Германии), высокотехнологичные станки производства Германии, Франции, Италии. Строительство того и другого завода включало примерно одинаковый объем работ, схожих по уровню сложности. Первый построили за 10 лет, второй – всего лишь за два года. Вот что дают новые технологии!

– В советское время специализация Треста № 68 на строительстве сложных, преимущественно, промышленных объектов была предопределена изначально в рамках советской плановой экономики. Как удалось вам сохранить свой профиль работы в постсоветское время стихийного рынка?
– В период расцвета советской экономики трест № 35, в котором работал в начале 80-х годов, ежегодно вводил в строй по четыре-пять предприятий, подобных упомянутому заводу по производству энергетического оборудования для ОАО «Силовые машины». Трест «Главзапстрой» вводил в эксплуатацию по 25-30 таких объектов в год. Для решения масштабных задач социалистического строительства не хватало мощностей. Партийное руководство порой выговаривало нам за недостаточное освоение средств.
Потом эту систему стали разрушать. В конце 80-х – начале 90-х годов стали преднамеренно уничтожать тресты. Доходило до того, что региональные власти не рекомендовали заключать договоры с трестами, а взаимодействовать напрямую с входящими в их состав СМУ. Предполагалось раздробить тресты на составляющие, таким образом повысить конкуренцию и якобы ликвидировать монополию. Но, позвольте, какая это была монополия, если в Ленинграде и области действовало 60 (!) строительных трестов! Вот сейчас на рынке жилищного строительства царит настоящая монополия, когда 70% рынка захватили несколько девелоперских компаний, а рынок нерудных материалов, вообще, практически в руках одной компании. И если советскую «монополию» можно было разрушить с помощью одного телефонного звонка, то сейчас не помогут никакие постановления правительства.

– Неужели тресты не сопротивлялись?
– Наш коллектив сопротивлялся. Но многих моих коллег охватила какая-то нездоровая эйфория. Разогнали управленческие аппараты, каждое СМУ приватизировало свои производственные базы и вместо того, чтобы их развивать, начали сдавать в аренду и подсчитывать выручку. Однако со скачком цен на энергоресурсы расходы быстро превысили доходы, и многих арендаторов пришлось уговаривать остаться бесплатно, только за коммунальные услуги, чтобы хоть как-то свести концы с концами. А ставка на конкуренцию между множеством мелких строительных фирм привела к тому, что рынок захватили турецкие компании, которые в середине 90-х годов выполняли основной объем работ на стройках Петербурга. В Ленобласти ситуация тоже была не лучшая. В Тосненском районе в 1992 году зарегистрировалось 137 строительных организаций. Прошло всего два года, и все они ушли с рынка, остались мы одни. И наш трест № 68 в 1994 году строил абсолютно все объекты в районе.
Помню, как я собрал все свои подразделения, и мы решили, что будем вместе. Ни одно управление из треста не вышло, все базы остались.

– Получается, что вы пошли против течения?
– И выплыли. Пришлось, правда, оптимизировать структуру, сократить штат, оставив кадровый костяк. К началу 2000-х годов нарастили обороты, и численность персонала вновь пошла в рост.

– Что вы подразумеваете под оптимизацией структуры?
– Мы развиваемся и в технологическом, и в организационном плане. Сегодня практикуем объектовую структуру. На каждом крупном объекте, таком, как, например, космодром «Плесецк», у нас формируется команда, представляющая собой практически полноценное строительное предприятие: руководитель, ПТО, СДО, бухгалтерия и т.п. Такая команда работает автономно, из центрального офиса треста ее разве что курирует кто-то из моих заместителей.

– Иными словами, вы внедрили проектную систему управления?
– Можно сказать и так. Жизнь показала, что сейчас, в условиях снижения объемов работ такая схема наименее затратна. По возвращении к былым объемам, а сейчас мы выполняем работы на 1,5 млрд рублей в год по сравнению с привычными 3,5 – 4 млрд, может быть, вернемся к традиционной управленческой вертикали. Хотя, многие считают, что и полтора миллиарда – это неплохо, но мы стремимся работать на полную мощность.

– И каковы, на ваш взгляд, перспективы возврата к былым объемам?
– Интересных для нас проектов сегодня реализуется гораздо меньше, чем хотелось бы. Да и не во всех конкурсах на строительство технически сложных объектов мы принимаем участие. Ведь сейчас для этого необходимо вносить залоговые суммы, что мы не всегда можем себе позволить. Раньше на тендер шли все, кому не лень, в том числе и фирмы, имеющие «полтора человека и две авторучки». В наши дни «маятник» качнулся в другую сторону.
Еще раз подчеркну, что квалификация работников Треста № 68 позволяет организовать и выполнить работы по строительству объекта любой сложности. У нас знают, с какой стороны подойти к любой инженерной проблеме и в какой последовательности ее решать.
Я хочу искренне поздравить наших сотрудников с юбилеем предприятия, пожелать счастья, здоровья благополучия им и их семьям. Уверен, что мы сможем преодолеть все трудности, ведь наш коллектив умеет оставаться на плаву, даже когда следует против течения.

Беседовал Антон Жарков

Интервью из журнала «Строительство и городское хозяйство в Спб и ЛО», выпуск № 163 от 14.03.2016 г.
ЗАО «Трест № 68»
Санкт-Петербург, п. Металлострой, Школьная ул., д. 4
Тел. (812) 464-2655, факс (812) 464-2670
E-mail: mail@trest68.ru
www.trest68.ru