БЦ Вант
ППРК-Сервис
Архив номеров / Архив в электронном виде / СТО 02/35 апрель 2015 / ИМИТАЦИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВЕДЕТ К ИМИТАЦИИ...
ИМИТАЦИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВЕДЕТ К ИМИТАЦИИ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ

ИМИТАЦИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ВЕДЕТ К ИМИТАЦИИ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ

Создание в России конкурентоспособной промышленности невозможно без честной конкуренции, обеспечить которую должна эффективно работающая система технического регулирования, а не имитация контроля качества и сертификации на фоне распределения ограниченных средств в пользу отдельных игроков.
О том, как систему технического регулирования заставить работать на развитие конкуренции и промышленности в целом, рассказал директор ООО «Трубы ХОБАС» Дмитрий Еременко.
Мы – как раз те самые импортеры, которые должны остаться без работы. Большую часть нашей продукции мы импортируем, целиком производство в нашу страну нам перенести не удалось. Одним из серьезных сдерживающих факторов явилась далеко не однозначная ситуация с вопросами обеспечения надежности и качества в нашей стране.
Сегодня декларируются намерения инвестировать ресурсы в поддержку «инновационных» и «передовых» производств, способных обеспечить опережающее технологическое развитие, рост конкурентоспособности и вообще решение всех проблем. За 12 лет работы мы хорошо изучили зарубежную систему технического регулирования, выполнили большой объем работы по техническому обоснованию применения нового типа продукции в нашей стране.
Основные принципы, на которых строится система обеспечения надежности и качества в нашей стране и за рубежом, на которых была построена та же система у нас при СССР, ничем не отличаются и отличаться не могут. Наша действительно специфическая особенность – это степень формализации процесса технического регулирования, упрощающая вопросы управления и отчетности, но во многих случаях приводящая к полной или частичной потере содержания. Нормативная база из логичной и последовательной системы, основанной на объективных законах, превращается в набор формальных поводов разрешить или запретить. Мы находимся в переходном состоянии полурыночного-полугосударственного регулирования, когда полноценные механизмы рыночной самоорганизации все никак не могут реализоваться, а государство, пользуясь административными инструментами (манипулируя нормативной базой), только увеличивает свое активное участие в перераспределении доступных ресурсов. Нельзя забывать, что долгосрочный эффект от принятых мер всегда определяется действием объективных законов экономики. Любое административное смещение равновесия спроса и предложения связано с ростом издержек, которые ложатся на конечного покупателя или плательщика тарифов и налогов. Он и является фактическим спонсором. Чтобы принимаемые сегодня активные меры, связанные с вмешательством государства в экономику, принесли действительный долгосрочный эффект, нужно понять, что необходимо для качественного долгосрочного развития, а что – только повод для сегодняшнего перераспределения ресурсов. Практически все массовые продукты, заявленные как инновации, давно освоены теми, кого мы намереваемся победить в конкурентной борьбе. Их преимущество, в том числе, состоит в способности делать простые вещи лучше и дороже. Это потенциал развития, способный при объективном рассмотрении дать гораздо больше перспектив и возможностей, чем адресная накачка ресурсами определенной отрасли или предприятий, претендующих на роль сверхинновационных и прорывных.
Мы предлагаем рассмотреть ситуацию на примере сегмента, который мы изучили и знаем в силу своей специализации, – труб из полимерных и композитных материалов. Думаю, что проблемы развития, которые мы обозначим, типичны и для других секторов рынка.
Очевидно, что стоимость промышленного изделия определяется его полезной функцией и временем, которое это изделие способно данную функцию выполнять (сроком службы). В случаях, если срок службы составляет какой-то осязаемый период, например, до пяти лет, то связь между ценой и сроком службы достаточно очевидна и рациональный выбор способен сделать любой покупатель с опытом. В строительстве и в других областях, где ставится задача обеспечения сроков службы от 50 лет и более, этот вопрос не решить без таких необходимых условностей, как расчетное обоснование.
Промышленная переработка полимеров стала бурно развиваться последние 10–15 лет. Процесс этот происходит достаточно децентрализованно, в основном из-за сравнительно невысокого инвестиционного порога вхождения на рынок. По традиционным конструкционным материалам (металлы, железобетон) мы унаследовали достаточно проработанную нормативную базу. Основным фактором деградации свойств, определяющим надежность сооружения из традиционных (не полимерных) материалов на заданный срок службы, является коррозия. Полимерные материалы характеризуются стойкостью к коррозии или ее практическим отсутствием и снижением своих основных физико-механических характеристик во времени (старением, ползучестью). Именно изменение основных свойств самого материала под нагрузкой в течение срока службы и является основным определяющим фактором, на котором строится расчетное обоснование надежности сооружения. Помимо общих ссылок на строительные правила, такие расчеты входят в требования Федерального закона № 384 «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений». В главе 16 «Требования к обеспечению механической безопасности здания или сооружения» указана необходимость выполнения расчетов по предельным состояниям. В принципе, это расчет запаса прочности, или насколько предельная нагрузка или деформация на конец расчетного срока службы превышает проектную. Именно необходимое расчетное обоснование на заявленный срок службы мы и возьмем в качестве отправной точки.
Весь процесс технического регулирования в части производства полимерных строительных материалов можно условно разбить на несколько основных этапов (см. схему).
В нашем случае система дает существенный сбой уже на первом этапе. Даже в действующих национальных стандартах может отсутствовать информация, необходимая для расчета срока службы сооружения! Например, для стеклопластиковых труб в нашей стране действуют три стандарта: ГОСТ Р 54560-2011, ГОСТ 32661-2014, ГОСТ 33123-2014 (водопропускные трубы). В первом определяется только начальная стойкость к деформации и герметичность (приведенные диапазоны начальных предельных нагрузок практического смысла не имеют). Во втором долговременные свойства, необходимые для расчетного обоснования срока службы, также отсутствуют (для особо любопытных дана ссылка на библиографический перечень иностранных стандартов в конце документа). В третьем, кроме начальной стойкости к деформации, вообще ничего нет. Если у нас такое происходит на уровне национальных стандартов, то что говорить о содержании многочисленных ТУ? Позиционируется такая продукция как полноценный аналог зарубежной, выполненной в полном соответствии с передовыми мировыми стандартами, причем всеми сразу. С 2013 года действует еще и четвертый вариант – ГОСТ Р ИСО 10467-2013 – это аутентичный перевод того самого зарубежного стандарта, описывающего ту же продукцию в необходимом объеме. Революционных перемен к лучшему все равно не произошло: оказывается, что единственный шанс исправить эту абсурдную ситуацию существовал только на этапе публичного обсуждения этих документов. Сейчас они утверждены, пропечатаны, и изменить их практически невозможно. Если все сводилось бы к академической полемике, то вопрос, наверное, не стоил бы особого внимания. Но дело в том, что на стандарты, которые не содержат информации, необходимой для доказательства надежности, опираются два завода, активно работающие в Центральном округе уже несколько лет. Сертифицируются они и по «модифицированным» стандартам, и по своим ТУ, которые также не содержат необходимой информации. Объединяет их содержащееся в документе безапелляционное и бездоказательное утверждение, что продукция рассчитана на 50 лет и никак не меньше. Все сооружения, построенные за последние несколько лет с применением этой инновационной продукции, никаких расчетных сроков службы или надежности не могут иметь в принципе, но это никого не останавливает. Хотя, если следовать букве Федерального закона № 184 «О техническом регулировании», все, что успели построить с применением таких «инноваций», надо демонтировать как сооружения, не соответствующие требованиям технического регламента.
Наше общение по этому поводу с органами экспертизы и с эксплуатирующими организациями результатов не дало. Ссылка на федеральный закон на первых страницах проектной документации и наличие сертификата соответствия, по их мнению, снимают все вопросы. Их исчерпывающий аргумент: только упомянутый федеральный закон и утвержденный перечень к нему являются нормативными и обязательными, а все остальные документы – справочные. Остается без ответа вопрос, а как же выполнить требования этого федерального закона по существу, не читая содержания «справочных» стандартов и не имея подтвержденной информации, необходимой для выполнения расчетов? Предельные нагрузки никто не собирается определять для всего многообразия труб, резервуаров, шахт, корпусов, выпускаемых по техническим условиям, содержание которых вряд ли кто читает. Примечательно, что стандарт, описывающий методы определения долговременных предельных состояний для труб из термопластов – ГОСТ Р 54866, ввели в действие только в конце 2011 года. Предельные состояния для труб из полиэтилена, армированного стальным профилем, также пропущены в ТУ.
Это просто наиболее очевидный случай, демонстрирующий глубину проблемы. Общая тенденция находить обоснование надежности и срока службы не в расчетах и практических доказательствах, а в любом утвержденном документе, кроме отступления от требований законодательства лишает нас возможности дальнейшего развития. Теряет смысл дальнейшая последовательность доказательства надежности, определения и обеспечения качества. Если при проектировании игнорируются необходимые расчеты (они не могут выполняться за неимением подтвержденных данных), то невозможно определить то, что называется существенными признаками пригодности, – основные физико-механические характеристики. В большинстве случаев их всего две: показатель деформации под нагрузкой и предельная нагрузка. Основой доказательства надежности является поведение этих двух свойств под нагрузкой в течение расчетного срока службы с учетом условий эксплуатации. Определяется это с помощью построения кривой отказов (зависимость времени отказа от величины приложенной нагрузки) и изменения сопротивления деформации под нагрузкой на эталонной выборке. Объем и длительность испытаний должны быть достаточны для выполнения регрессионного анализа для получения расчетных значений на заданный срок службы и оценки разброса. Простите, если отступил от академических определений, но смысл очевиден.
Полноценный документ не может утверждать и гарантировать срок службы – он дает только необходимую информацию для расчетного обоснования и описание способов контроля или подтверждения этих данных.
Именно на том, что свойства серийной продукции должны быть не хуже свойств эталонной выборки, а также на статистическом анализе отклонений и строится полноценная система обеспечения качества. Можно, конечно, выдумать сложную связь срока службы с наступлением сорбционного равновесия, собирать мнения уважаемых людей, опираться на исторические традиции при выборе материалов. В наших «модифицированных» переработках исходных стандартов можно даже разрешить занижение требуемых показателей на 5%! Логика обеспечения надежности диктует необходимость расчетного запаса сверх минимального, отражающего неоднородность продукции. Отсутствием последовательного логичного алгоритма определения качества во многом объясняется практика отбраковки труб из полиэтилена только в том случае, когда уже невозможно выполнить сварку стыка. Если придерживаться описанных в стандарте сокращенных долговременных (165 и 1000 часов) испытаний на образцах используемого сырья, то использование вторичных и не соответствующих технологии материалов не получило бы такого распространения, а разговор о качестве труб стал бы, наконец, более содержательным.
Конкурентный рынок торговли сертификатами, который мы имеем сегодня, – это не более чем закономерность. Зачем нужно тратиться на техническое оснащение и доказывать его наличие, если никто не заинтересован в подтверждении качества по существу? Вместо ограниченного числа действительно экспертных организаций, имеющих необходимое техническое оснащение, у нас их уже многие десятки – предлагающие сертификаты быстро и недорого, на все, включая устойчивость к любым сейсмическим воздействиям и прочим катаклизмам. Если, помимо сертификата, начать требовать протоколы испытаний, подтверждение технического оснащения лабораторий, дойти до выборочной проверки по существенным (!!!) признакам, подтвержденной независимыми аудиторами (это было и в Советском Союзе!), пусть и по сокращенной программе, – это, как минимум, запустить процесс естественного отбора.
Как следующий шаг – необходимость формализованного, но содержательного определения качества и требований по его обеспечению при проведении конкурсных закупок, иначе мнимая начальная экономия, в которой просто отчитаться, приводит к несоизмеримо большим потерям в ближайшем будущем. Конечно, может увеличиться начальная стоимость закупаемых материалов. Но сколько у нас проектов, успешно выполненных с соблюдением сроков и исходных смет или объектов, не потребовавших дополнительных вложений на первых же годах эксплуатации? При условии существования системы технического регулирования ошибки не исключены – надежность в принципе не бывает абсолютной, – но наличие последовательной системы дает возможность постоянно снижать или удерживать на минимальном уровне их количество.
В этом случае использование требований уже действующего федерального закона, не по форме, а по существу, создает условия для работы специалистов на всех этапах. Один активный торговец бланками или администратор, упразднивший скучный процесс сбора и анализа доказательств до простого сравнения по цене, оставляет профессионалов без работы, способной обеспечить действительную ценность продукции. Кстати, не кажется парадоксальной практика повышения конкурентоспособности, заключающаяся в исключении этой самой конкуренции? В составлении списков и перечней «прорывных» технических новинок активное участие принимают разработчики стандартов, «модифицированных с учетом российской специфики», описанных выше.
По крайней мере, заявлена у нас рыночная модель развития экономики. То, что для нее необходимо в первую очередь, – это объективные и рациональные правила поведения, логичные и последовательные. Ими можно сознательно и взвешенно манипулировать, решая политические вопросы, учитывая, что каждое их изменение связано не только с открывающимися возможностями на внутреннем рынке, но и с неизбежными издержками. Такая же последовательная схема наполнения продукта подтвержденной добавленной стоимостью может определить направление эффективного развития в большинстве отраслей. Главное – не отступать от логики, продиктованной объективными экономическими и физическими законами, не терять содержание, опускаясь до политиканства.
Может быть так мы научимся отличать аналог от имитации и делать простые вещи лучше и дороже?

Подготовила Светлана Соснова