ППРК-Сервис
ППРК-Сервис
«ГЕОСТРОЙ»: ОПЫТ НА ЛАХТЕ

«ГЕОСТРОЙ»: ОПЫТ НА ЛАХТЕ

Завершены строительные работы нулевого цикла будущего «Лахта центра». Столь масштабные работы, которые потребовали мобилизации огромного количества людей и техники одновременно, проводятся в нашем городе, пожалуй, впервые. Значительную часть работ на нулевом цикле выполняли специалисты ЗАО «Геострой».

На вопросы журнала «СТО Строительство Технологии Организация» отвечает директор по строительству ЗАО «Геострой» Михаил Васильевич Лебедев.

– Расскажите об основных работах, которые вы вели на объекте.
– Первым этапом наших работ на строительстве будущего «Лахта центра» было устройство и испытание так называемых опытных свай в период с декабря 2011 года по август 2012 года. Нами были выполнены четыре опытных сваи диаметром 2 м: две – длиной 74 м и две – 84 м. Затем были успешно проведены испытания при помощи ячейки Остенберга.

– Что это за технология?
– Ячейки представляют собой группы гидравлических домкратов, установленных в конструкцию сваи в двух местах по длине свай и способных создавать нагрузку на сваю в несколько тысяч тонн. Данная технология позволяет довольно точно определить несущую способность сваи по грунту, как по острию, так и по боковой поверхности сваи.
Результаты испытаний были переданы в проектную организацию, которая разработала окончательный вариант проекта свайного основания.

– Наверное, пришлось привлекать западных специалистов?
– Да, мы закупили специальное оборудование и пригласили английских специалистов по данной технологии из компании Load Test.

– Какая организация занималась проектированием?
– Московский проектный институт «Горпроект», научное сопровождение проекта вел НИИОСП.

– Далее вы выполняли работы по устройству «стены в грунте», опыта в которой вашим специалистам, что называется, не занимать. Но, наверное, с такими масштабами вам довелось столкнуться впервые?
– Совершенно верно. Толщина стенки – 1200 мм, а глубина – 35 м. Устройство стены производилось под защитой бентонитового раствора для предотвращения обрушения стенок траншеи.

– Насколько мне известно, «Геострой» устанавливает на строительных площадках собственный бентонитовый завод. Хватало ли объемов?
– Да, в этот раз завод был смонтирован с большим количеством емкостей для хранения раствора. Далее, для того чтобы организовать качественную «стену в грунте», специально была отсыпана рабочая платформа высотой 2,5 м и шириной 10 м. Это было сделано для повышения отметки верха бентонитового раствора в траншее из-за наличия слабых грунтов в верхних слоях.

– Были ли какие-то неприятные неожиданности, особые сложности во время работы на нулевом цикле?
– Во-первых, выяснилось, что на пятне застройки есть старые забивные железобетонные сваи, которые нам пришлось извлекать с применением буровых установок методом разбуривания. Во-вторых, на глубине примерно 20 м практически по всему периметру строительной площадки фундамента башни, который составляет 300 м, залегал серьезный слой валунов, большинство которых из-за их больших размеров невозможно было извлечь через форшахты. Приходилось эти огромные валуны или разбуривать буровой установкой или разбивать сбрасыванием тяжелого долота, и потом уже извлекать валуны частями.
Следующим этапом наших работ была отрывка котлована и устройство распорной системы. Распорная система, необходимая для обеспечения устойчивости стены котлована, выполнялась в виде монолитных железобетонных дисков. Из-за больших нагрузок на эти диски конструкция была выполнена с армированием до 600 кг арматуры на 1 куб. м бетона.

– ЗАО «Геострой» известно своим научным подходом к строительным работам, а его специалисты – изобретательностью. Удалось ли применить все это при работе на Лахте?
– К проектным достижениям «Геострой» можно отнести предложенную нами ревизию рабочей документации и согласованную с генпроектировщиком технологию изготовления каркасов панелей стены в грунте. С арматурными стержнями диаметром 42 мм было очень непросто работать, темп изготовления каркасов был невероятно низким, график срывался. Специалисты ЗАО «Геострой» предложили изменить сетку при сохранении общего армирования, что позволило сократить отставание по изготовлению армокаркасов. На площадке было размещено пять стапелей, на которых осуществлялась непрерывная сборка каркасов СВГ.
Далее грунт должен был извлекаться из котлована с помощью башенных кранов. Экскаваторы грузили бы грунт в металлические емкости, и затем башенные краны поднимали бы емкости на поверхность с последующей погрузкой в автосамосвалы. Обнаружив, что темп откопки крайне низкий при таком способе выгрузки грунта из котлована Башни, мы предложили и реализовали другую технологию откопки, более быструю и удобную. Были смонтированы три металлические выносные площадки на временных колоннах. С этих площадок грейферные экскаваторы с телескопической стрелой извлекали грунт с глубины 18 м с последующей погрузкой в автосамосвалы.

– Наверняка работа на таком проекте потребовала привлечения немалого количества техники?
– Конечно. На опытных сваях у нас работала буровая установка Bauer BC-40 – я думаю, единственная машина такой мощности в нашем регионе на тот период времени. При устройстве «стены в грунте» было задействовано три грейферных установки, два крана грузоподъемностью 220 т и два крана грузоподъемностью 100 т, а на откопке котлована – до 17 экскаваторов.

– При заливке первой платформы фундамента башни было задействовано 13 бетонных заводов. Удалось ли получать бетон необходимого качества и в необходимых количествах? Как осуществлялся входной контроль качества бетонного раствора?
– На тот период времени мы работали только с поставщиками бетона ЛСР и «Беатон». Эти поставщики были согласованы заказчиком только после тщательной проверки самих заводов, их лабораторий и испытаний образцов бетона.
И во время производства работ на площадке сотрудники ЗАО «Геострой», в присутствии представителя строительного контроля со стороны заказчика, осуществляли входной контроль. Отбирались образцы бетона каждого миксера, измерялась температура бетона, осадка конуса (пластичность), и только после этого разрешалось или запрещалось применение бетона с этого миксера.

– Что ЗАО «Геострой» приобрело, работая над этим проектом?
– Во-первых, это, конечно, опыт работы с устройством свай такого типоразмера и таких испытаний с использованием ячейки Остенберга; во-вторых, уникальная работа с платформой при устройстве «стены в грунте»; в-третьих, опыт одновременной работы с другими компаниями в тесном для большого количества техники пространстве.

– Когда вам приходилось так работать?
– При устройстве «стены в грунте», когда параллельно компания Bauer начала устройство свайного основания. На этом этапе работ приходилось соблюдать поочередность выполнения работ по захваткам, не допуская сближения крупногабаритного оборудования обеих подрядных организаций.
Я могу сказать, что работа на таком масштабном проекте в принципе очень важна и полезна для нас. В первую очередь, это бесценный опыт для наших линейных работников: прорабов, начальников участков, работа которых подвергается строжайшему контролю. Я думаю, нам повезло принять участие в строительстве проекта «Лахта центра» также с точки зрения уникальности проекта и бренда.

– К слову о бренде. Как вы лично относитесь к высотному строительству в Санкт-Петербурге?
– Отношусь к этому с пониманием. Мы все равно рано или поздно к этому придем. Другой вопрос, удачно ли вписываются высотные строения в архитектуру города. К сожалению, у нас нет положительного опыта в этом плане. В Москве, пожалуй, есть. В любом случае, я уверен, что высотное строительство должно прийти и в центр города, нужно только суметь грамотно его вписать.

– Между тем, пока Россия и азиатские страны заняты возведением небоскребов, те же американцы, до начала этого века удерживающие пальму первенства в высотном строительстве, а за ними и европейцы утверждают, что современная урбанистика требует малоэтажных форм и все чаще отказываются от строений-гигантов…
– Я согласен с ними в плане жилого сектора: он должен быть малоэтажным и выноситься в пригороды, но офисная и деловая части могут быть высотными. Сам проживаю в Пушкине, и я очень рад тому обстоятельству, что там практически нет высоток, много зелени, свежего воздуха и вообще пространства.

Беседовал Евгений Бжезински


ЗАО «Геострой»
191180, г. Санкт-Петербург
Загородный пр., д. 27/21
тел. (812) 315-02-36
www.geostroy.ru