БЦ Вант
ППРК-Сервис
ПУТЬ К СОВРЕМЕННОМУ ПОРТУ

ПУТЬ К СОВРЕМЕННОМУ ПОРТУ

Как и при любом крупном строительстве современного порта, при возведении ММПК Бронка инвесторы заинтересованы в применении современных технологий, которые бы обеспечили качество и сроки выполнения работ, а также позволили снизить их стоимость. Однако не всегда заказчик и поставщик новых материалов могут найти друг друга.
Об особенностях строительства ММПК «Бронка» рассказывает главный инженер Константин Литвинов.

– Планируется, что ММПК «Бронка» станет одним из наиболее современных портов России. Какие новые решения и технологии используются при его строительстве?
– В первую очередь это не технологические, а организационные решения. Порт отличает обширная территория, которую можно использовать как большой контейнерный парк. Это требует новых логистических решений. Это вопросы, связанные с оптимизацией разгрузки судов, отслеживание путей передвижения контейнеров по территории порта. Автоматизация дает процентов 80 успеха перегрузочного комплекса. Именно организация, именно логистика обеспечивают экономическую эффективность.

– А в части строительства?
– Здесь тоже много интересного. В первую очередь это большие глубины, которые заложены в проект. Подобные дноуглубительные работы были реализованы в Усть­Луге, так что мы не являемся первопроходцами. Зато надеемся, что, изучив опыт коллег, в свою очередь, избежим ошибок.
Район Бронки станет первым глубоководным районом петербургского порта. Проектная глубина минус 14,4 метра позволяет принимать суда с достаточно большим водоизмещением, что, конечно, экономически оправданно.

– Грунт, добытый при углублении, весь пошел на создание намывной территории?
– Только частично – таким образом была намыта, наверное, только пятая часть терминала. Проблема в том, что далеко не всегда намывается грунт, более или менее пригодный в образовании территории, его невозможно сортировать, а это может быть как песок, так и илы. Поэтому остальная часть территории намыта из песков, добытых в Финском заливе, где­то километров 30 западнее Комплекса защитных сооружений Санкт­Петербурга от наводнений. Также проложили 6 км подводного дюкера, все сработали без аварий. Это уникальная операция.
А со стороны процесс был вообще незаметен, мы не испортили уличной дорожной сети, не нервировали людей, живущих поблизости, хотя намытая территория огромна.
Сейчас закончили образование территории и строительство гидротехнических сооружений.

– А как обстоят дела с выполнением работ по созданию наземной инфраструктуры? Применяются ли там какие­то интересные решения, новые технологии?
– До сих пор мы в основном занимались гидротехникой, а эта область консервативна. Новые материалы – это больше для отделочников. Сейчас, когда мы сделали самую тяжелую работу, намыли свою территорию, пора приступать к устройству дорожного покрытия. Кроме того, нужно проложить все сети – «ливневку», водопровод, очистные сооружения, канализационно­насосные станции, сделать освещение, выполнить устройство электроснабжения и связи на причалах. Приступаем к строительству зданий.
Объемы подрядных работ большие, и мы были бы не против применения современных, а значит, более дешевых и прочных материалов, особенно если это позволило бы ускорить строительство. Но должен сказать, что пока нет предложений, которые бы вызывали здоровый оптимизм.

– То есть какие­то технологии предлагаются, но не всегда удачные?
– Нет, они, может быть, и удачны, но нам нужны технологии в комплексе со строительными работами. Если предлагаются трубы из нового материала, недорогие и надежные, то мы только рады применить их на нашем объекте. Вот будем объявлять конкурс на создание комплексной системы водоснабжения, включая водопровод, пожарный водопровод, приглашаем к участию подрядные организации. Приходите! Но поставщики новых труб, как правило, не принимают участия в конкурсе, потому что не выполняют монтажных работ, только поставляют оборудование и материалы.
Или, например, к нам приходит поставщик новых лотков, качественных, более дешевых, чем заложенные в проекте. И мы предлагаем ему участвовать в конкурсе. А он не участвует! Почему? Потому что он только поставщик и подрядных работ не выполняет. А мы не можем и не хотим разделить эти задачи, иначе количество наших подрядчиков вырастет в разы, соответственно, возрастет и нагрузка на нашу организацию. В итоге поставщик новых материалов в конкурсе не участвует, а мы не можем применить его технологии.
Вот есть новые хорошие предложения по георешеткам. Твердый материал, очень плотный, один его слой заменяет 30–40 см щебня. Мы предлагаем поставщику георешетки принять участие в конкурсе на устройство покрытия причалов. Объем большой, и стоит он прилично. Не участвует! Нам­то нужна не только георешетка, а весь «пирог». А весь они не хотят делать: или не могут, или не умеют.

– То есть вопрос не в том, что нет новых технологий?
– Нет комплексных предложений! Все узкой направленности: трубы, платки, георешетка, новый нетканый материал. А участвовать в конкурсах никто не хочет. В итоге приходят строители, открывают проект, смотрят, что там, берут нужный материал и делают. Конечно, в проекте заложены достаточно современные материалы. Однако ведь есть и более инновационные решения, которые могли бы успешно использоваться при строительстве ММПК Бронка.

– А сами вы не ищете новые технологии, не отслеживаете рынок?
– У нас очень большая стройка, ведутся работы стоимостью в десятки миллиардов рублей. И не всегда хватает времени на поиск новых материалов и подрядчиков, которые способны их применять. У нас много объектов, мы проводим тендеры на выполнение работ, готовим конкурсную документацию – вот она, наша задача. И ожидаем, что поставщики новых технологий откликнутся, будут участвовать в наших конкурсах и предлагать новые решения для строительства порта. Увы, интересные предложения – редкость.