ППРК-Сервис
ППРК-Сервис
Архив номеров / Архив в электронном виде / СТО 01/42/МАРТ 2016 / ФОРУМ К XV ВСЕМИРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ACUUS
ФОРУМ К XV ВСЕМИРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ACUUS

ФОРУМ К XV ВСЕМИРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ACUUS

«Перед нами стоит задача – доказать представителям власти и широкой общественности безальтернативность развития подземной инфраструктуры крупных городов», – Сергей Алпатов

В сентябре 2016 года Северная столица примет участников XV Всемирной конференции Объединения исследовательских центров подземного пространства мегаполисов ACUUS. Предстоящее событие мирового масштаба комментирует генеральный директор НП «Объединение строителей подземных сооружений, промышленных и гражданских объектов» Сергей Николаевич Алпатов.

– Стало общим местом нехватку свободных территорий в Москве, Петербурге, других крупных городах называть катастрофической. Тем не менее, в стране не торопятся с развитием подземной инфраструктуры. Что препятствует комплексному освоению пространства российских городов?
– Прежде всего, отсутствие политической воли и поддержки со стороны государства, а также несовершенство законодательства, регулирующего деятельность участников инвестиционно-строительного процесса, отсутствие долгосрочного планирования. Остро назрела необходимость формирования комплексного институционного механизма для решения градостроительных, технических, юридических и финансовых задач в области метростроения и комплексного освоения подземного пространства, эффективное решение которых возможно в конструктивном диалоге представителей государственной власти и профессионального сообщества. Способствовать решению отраслевых проблем может создание единых информационных центров, координирующих весь спектр вопросов, связанных с проектированием и строительством подземных объектов.

– Какова, на ваш взгляд, готовность власти и общества проблему освоения подземного пространства перевести в разряд приоритетных?
– Наши руководители не всегда понимают и представляют имеющиеся технологии и возможности. Для того чтобы проекты подземного строительства появлялись, нужно вести планомерную работу. Перед нами стоит задача доказать представителям власти и широкой общественности безальтернативность развития подземной инфраструктуры крупных городов. Кроме того, важно понимать, что долгосрочные планы развития метрополитена нельзя подгонять под имеющиеся финансовые ресурсы – они должны основываться на объективных научно обоснованных расчетах и учитывать потребности будущего.

– Сможет ли предстоящая конференция ACUUS повлиять на государственную политику в сфере подземного строительства?
– Надеюсь, что конференция ACUUS 2016, которая пройдет в Петербурге 12–15 сентября, позволит российским специалистам и представителям профильных государственных структур более детально ознакомиться с опытом освоения подземного пространства в ведущих странах мира, изучить достижения западных коллег и проанализировать допущенные ими ошибки. Обмен информацией послужит основой для дальнейшего анализа и создания оптимального плана действий и, возможно, даст мощный толчок к развитию отечественной подземной урбанизации.

– Назовите наиболее удачные реализованные проекты подземного строительства в России и в мире. Какие, на ваш взгляд, следует реализовать в Петербурге?
– В России и в Петербурге, за исключением метростроения, подземное строительство практически отсутствует. Но даже станции метро сегодня строятся без привязки к другим объектам городской инфраструктуры.
С другой стороны, можно привести массу примеров комплексного освоения подземного пространства мегаполисов в странах Европы, Азии, Америки. Например, в Амстердаме, несмотря на сложные инженерно-геологические условия, готовится к реализации проект AMFORA, который позволит разгрузить центр города от возросших транспортных потоков и создать современные торговые зоны и общественные пространства под землей. В Париже реализован проект подземного пересадочного узла «Шатле – Ле-Аль», позволяющего производить пересадку пассажиров с трех линий системы RER (объединяет пригородные и внутригородские электропоезда) и пяти линий городского метрополитена. Канадский Монреаль славится подземным городом площадью около 18 млн кв. м, включающим в себя объекты транспортной инфраструктуры, торговые и общественные пространства. В Торонто под центром города расположен комплекс PATH общей площадью свыше 371 тыс. кв. м, двенадцать подземных уровней которого соединены между собой и со станциями метро. В Пекине, в соответствии с городской программой, к 2020 году весь транспорт с поверхности будет убран под землю. России, к сожалению, до этого очень далеко.

«На подземное строительство денег будет не хватать всегда, но приходит время их все-таки найти», – Рашид Мангушев

В сентябре 2016 года в Петербурге состоится событие мирового масштаба в области подземного строительства – XV Всемирная конференция ACUUS. О том, чем ценно для петербургских геотехников и города данное мероприятие, мы попросили рассказать Рашида Александровича Мангушева, профессора, заведующего кафедрой геотехники СПб ГАСУ, директора Научного и производственно-консалтингового центра геотехнологий (НПК ЦГТ СПбГАСУ):
– Помимо профессионального общения, обмена опытом и мнениями, конференция призвана обратить внимание на возможности подземного строительства, причем не только связанного с метро, а именно промышленно-гражданского строительства.

– Но ее участники – специалисты, причем самого высокого уровня, которым доказывать друг другу ничего не нужно. Вы имеете в виду резолюции и обращения к властям по итогам конференции?
– И их в том числе, но не только. Резолюции мало чего стоят без инвестиций, а они придут, если действительно будет понимание того, что у нас есть технологическая база, которая позволяет осуществлять такое строительство, специалисты, способные проектировать, строить и контролировать этот процесс, а также того, какие проблемы решит и что конкретно получит город в итоге. Мы, кстати, охотно дарим всем чиновникам, курирующим сферу строительства в Петербурге, книги и учебники по геотехнике, основаниям и фундаментам, которые регулярно выходят под редакцией наших петербургских ученых и специалистов. И верим, что ни с нашей стороны, ни со стороны вице-губернаторов это не является формальным жестом. Если угодно, это тоже наш вклад в продвижение идеи комплексного освоения подземного пространства.

– Тем не менее город «медлит» с развитием подземной инфраструктуры. Есть ли еще причины, помимо высокой стоимости и нехватки денег у инвесторов?
– Скажу непопулярную вещь: в том числе и жадность строителей, которым важнее как можно быстрее построить жилье без сопутствующей инфраструктуры. Примеров тому немало – взять хоть набивший оскомину микрорайон Кудрово, где нет ни дорог, ни развязок, ни автостоянок, более того, мест под них тоже нет. А подземное пространство – это как раз возможное место для инфраструктуры. Да, это дороже, но может быть, стоит немного поступиться своей прибылью и обеспечить удобство жителям, которые заплатили немалые деньги за свои квадратные метры? Строительство сегодня, по сути, выведено из-под государственного контроля. Есть СРО, которые плохо справляются со своими функциями, решая в большей степени корпоративные задачи, тогда как каждая компания единолично решает вопрос получения максимальной прибыли. Здесь нужно вмешательство на самом высоком уровне.

– Разрешился ли подземно-правовой коллапс, при котором собственник может отказаться укреплять основание «своих» зданий и тем самым приостановить и даже «заморозить» подземное строительство на соседних участках?
– Я выносил этот вопрос на обсуждение в ЗАКСе, но он так и остался нерешенным. Проблема действительно серьезная. Если мы осваиваем подземное пространство, то мы непременно влияем на здания окружающей постройки, а значит, обязаны их обезопасить. Методы превентивного усиления фундаментов известны и доступны, но мы должны иметь возможность их применить. В Амстердаме, при строительстве ветки метро под одной из центральных улиц, все находящиеся на ней здания были пересажены за счет государства на сваи, и никто спрашивал согласия собственников. С той ответственностью, с которой голландцы подходят к сохранению исторических фасадов (вплоть до соломы на крышах!), они думают и о фундаментах, так как понимают, что это их наследие и его важно сохранять. А у нас с пяти метров вглубь недра принадлежат государству, а выше – собственнику участка, который волен принимать любые решения. История со «Стокманном» в этом плане весьма показательна. И здесь законодательство нужно менять на федеральном уровне.

– Рашид Александрович, экономический кризис – не самый лучший период для дорогостоящих проектов. Даже если «наверху» услышат, поймут, поверят, осознают, не скажут ли, что, мол, не время?
– Скажут. Как говорили много раз. Но если мы продолжаем строить в городе (от этого никуда не деться, людям нужно где-то жить), то это должно быть современное строительство, которое невозможно без освоения подземного пространства. Денег будет не хватать всегда, но мы должны быть нацелены на будущее. Я был в комиссии города, когда решался вопрос по Орловскому тоннелю. Поверьте, все это можно было бы реализовать, если бы не рвение концессионной компании, которая решила побольше заработать и вместо утвержденного проекта с двумя горизонтальными тоннелями под Невой предложила новый – с одним, но двухуровневым и большего диаметра. В этом варианте выход тоннеля не вписывался в створ Апрельской улицы, требовал разбора части зданий, что значительно увеличивало и так высокую стоимость проекта.

– Самые удачные, на ваш взгляд, реализованные проекты?
– Один из удачных проектов – очень не простой, который в последний момент удалось выправить – вторая сцена Мариинского театра. По примеру Монферрана, выпустившего книгу об истории строительства Исаакиевского собора, мы выпустили сборник трудов, где подробно описываются и разбираются все технические и технологические перипетии возведения нового здания на Фонтанке. Весьма поучительная, и даже захватывающая книга! Могу также выделить трехуровневый подземный паркинг под ТЦ «Стокманн» на Невском проспекте, паркинг под торговым комплексом «Атмосфера» на Комендантской площади и трехуровневый паркинг на Зоологической улице.

– Исключительно паркинги…
– Пока – да. Это частные инвестиции (кроме Мариинки), а инвесторы выбирают то, что им выгодно. Но ведь недавно и в их востребованность не верили! Теперь на очереди подземные автомобильные развязки.
Я являюсь категорическим противником строительства парковочно-торгового комплекса под площадью Восстания, ибо это означает обречь город на пятилетний транспортный коллапс, а в итоге построить очередной ларек. Я за то, чтобы там появилась транспортная развязка, которая бы справилась с потоками машин, собирающимися здесь со всех прилегающих улиц и переулков. Да, такой проект требует серьезных государственных трат денег, которые всегда «не вовремя», но я считаю, что приходит время их найти.
Знаете, при реконструкции Светлановской площади вполне можно было сделать там подземный транспортный переход, но тогда такой вариант даже не рассматривался – экономили средства. С «высот» нынешнего кризиса и цен задумываешься: много ли дала та экономия? Район так и стоит в пробках, «развязывать» ситуацию все равно придется, но обойдется это гораздо дороже и по времени, и по средствам, и по социальным последствиям.

С ОСВОЕНИМ ПОДЗЕМНОГО ПРОСТРАНСТВА
МЕДЛИТЬ УЖЕ НЕЛЬЗЯ

На сентябрьской конференции ACUUS специалисты в области геотехники обменяются опытом, расскажут о последних реализованных проектах. Среди которых в северной столице весомая часть построена Группой компаний «ГЕОИЗОЛ».

О том, как обстоит дело с подземной урбанизацией в Санкт-Петербурге, беседуем с Еленой Борисовной Лашковой, генеральным директором Группы компаний «ГЕОИЗОЛ».

– В городе в основном возводятся подземные паркинги под жилыми домами и торговыми центрами, и почти не ведется строительство подземных сооружений иного назначения. При этом все реализованные проекты решают частные локальные задачи конкретного инвестора, который в этом заинтересован и у которого есть средства. Такое положение дел связано как с отсутствием денег на подземное строительство (удорожание составляет минимум 30%, а максимум – все 100%), так и с неурегулированностью законодательства.
Дело в том, что нынешние законы, с одной стороны, с трудом «допускают» специалистов к строительству сооружений на глубину ниже пяти метров, а с другой, позволяют собственникам соседних участков практически запретить ведение подземных работ отказом осуществлять защитные мероприятия подземных конструкций окружающей застройки.

– На ваш взгляд, власти и общество готовы проблему комплексного освоения подземного пространства перевести в разряд приоритетных?
– Нет, не готовы. Общество нужно еще учить смотреть в будущее, а сегодня люди, в первую очередь, думают о хлебе насущном. Что касается власти, её задача решать стратегические вопросы, а не закрывать проблемы сегодняшнего дня (текущие трубы, требующие ремонта дороги и т.п.) В конце концов, инженерные сети и асфальт мы починим, но будет обидно, если мы закроем для себя перспективы, которые дает подземное строительство. Любой мегаполис, особенно многомиллионный город, развивающийся как культурно-исторический и торгово-промышленный центр, не может бесконечно расти вширь. Не использовать возможности подземного пространства, на мой взгляд, просто кощунственно. Санкт-Петербург – это не только и не столько город-памятник, это современный живой город, с верфями, научными центрами, современными производствами. Мы живем в Северной Венеции, но не должны остановить развитие города и стать отражением законсервированной Венеции в Италии. И если мы не хотим и дальше уродовать наш исторический центр, надо как можно быстрее приступать к разработке генерального плана освоения подземного пространства. Городу нужны подземные развязки, подземные парковки. При этом при разработке новых проектов в обязательном порядке необходимо учитывать уже сложившуюся инфраструктуру – «подключаться» к метро, подземным переходам, общественным зданиям, учитывать транспортную логистику.

– С этой точки зрения предстоящая конференция ACUUS может повлиять на государственную и городскую политику в сфере подземного строительства?
– Хочется верить, что уровень мероприятия, привлечёт большее внимание к выступлениям, выводам и решениям конференции, приблизит понимание значимости проблемы и необходимости её решения. Когда проблему поднимают все чаще и чаще и на высоком уровне, результат будет, не сразу, но будет. Это постепенно происходит. Посмотрите, какой технологический, технический прорыв произошел в мировой и российской геотехнике за последние 15 лет! Да, в Петербурге с точки зрения геотехники непростой геологический разрез, но в мире много примеров строительства в более сложных условиях. Сегодня сложные грунты нашего города уже настолько изучены, что можно сделать подробную инженерно–геологическую карту в 3D не только по каждому району – по каждому кварталу, карту, которая откроет возможность строить подземные сооружения до 50 м в глубину. В нашем городе уже реализован ряд значимых проектов подземного строительства, среди которых есть и объекты, построенные Группой компаний «ГЕОИЗОЛ». Мы по праву гордимся нашим первым большим многоуровневым паркингом с глубиной котлована 18,5 м и диаметром 80 м под
ТК «Атмосфера», трехуровневыми паркингами под торгово-офисным комплексом «Стокманн», под комплексом зданий в Зоологическом переулке, бизнес-центром на наб. реки Мойки, 74, устройством подземного пространства под зданием памятника культуры федерального значения «Каменноостровский театр». Но это капля в море. Должна быть программа развития подземного пространства Санкт-Петербурга которая на сегодняшний день отсутствует.

– Что для её появления следует делать и делается?
– Продвигать! Мы ведь не просто ждём изменения ситуации, а работаем на опережение – понимая проблемы города, создаем проекты, используем это время на урегулирование законодательных коллизий. Наша компания совместно с одним из ведущих петербургских архитектурных бюро разработала ряд проектов паркингов, причем целесообразность их размещения в различных районах просчитана и обоснована именно с точки зрения интересов города. Нам надо с чего-то начать. Взять за основу, в качестве примера, два-три адреса, выполнить предпроектные проработки и дальше, при поддержке города, пройти весь путь изысканий и согласований – вплоть до разрешения на строительство. Ведь многих инвесторов пугает именно непонимание порядка реализации проекта.
За рубежом и заинтересованность, и господдержка значительно существенней. Не только в Японии, Франции, Финляндии и Норвегии, но даже в Казахстане в оценке значимости подземного строительства продвинулись дальше, чем у нас в стране! И это при том, что российская, более того, петербургская геотехническая школа считается одной из ведущих в мире. Только нашей компанией за 20 лет работы накоплен уникальный опыт, позволяющий реализовывать самые смелые проекты.

– Возможно, кризис – не лучшее время для дерзких и дорогих проектов? Например, от необходимого городу Орловского тоннеля пришлось отказаться. С чего более доступного можно начать?
– Во-первых, у нас все объекты подземной инфраструктуры – штучные, уникальные. Во-вторых, возведение сети тех же паркингов, только с использованием механизма государственно-частного партнёрства, может лечь в основу понятной и привлекательной для инвесторов городской программы. Начнём с подземных стоянок, затем последуют транспортные переходы и развязки, подземные скоростные магистрали, далее – торговые комплексы, складские комплексы, промышленные производства, в первую очередь, повышенной опасности. Но все это должно быть завязано на градостроительный план освоения подземного пространства города – аналог Генерального плана Санкт-Петербурга.

– Создание его – тоже дело не быстрое и затратное…
– Совершенно верно, однако, дело это крайне необходимое, и займет оно не год и не пять лет. Вспомните, сколько времени создавался наземный план развития города. Работа над нынешним Генеральным Планом Санкт-Петербурга началась
в 2005 году и продолжается до сих пор. Нужно принять кардинальное решение и начать эту работу, параллельно отслеживая то, что строится в данный момент. Тогда, через какое-то время, мы придем к тому, что подземное строительство станет неотъемлемой составной частью любого строительного проекта. Это то, с чем медлить уже нельзя, несмотря ни на какой кризис – без освоения подземного пространства у города нет развития.

Беседовала Светлана Соснова