БЦ Вант
ППРК-Сервис
Архив номеров / Архив в электронном виде / СТО 01/34 март 2015 / ОСТРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНЖЕНЕРНЫХ ИЗЫСКАНИЙ: ПЛАТИТЬ И КОНТРОЛИРОВАТЬ
ОСТРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНЖЕНЕРНЫХ ИЗЫСКАНИЙ: ПЛАТИТЬ И КОНТРОЛИРОВАТЬ

ОСТРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНЖЕНЕРНЫХ ИЗЫСКАНИЙ: ПЛАТИТЬ И КОНТРОЛИРОВАТЬ

Инженерные изыскания проводятся на начальном этапе строительства, на основании полученных данных разрабатывается проектная документация. Соответственно, их достоверность в значительной степени определяет качество строительства и безопасность эксплуатации объекта в дальнейшем. Однако профессионалы отрасли все громче говорят о явном небрежении к
данной сфере со стороны заказчиков и государства.

О самых острых проблемах инженерных изысканий мы попросили рассказать генерального директора ЗАО «ЛенТИСИЗ» В. Н. Петрова.

– В первую очередь хотелось бы назвать такую острую проблему последних лет, как невыплаты денег заказчиками за уже выполненные работы. Например, у нашей организации на данный момент дебиторская задолженность превышает 30% от годового бюджета, и, уверяю вас, это не самый высокий показатель! Причем 80–90% этой задолженности приходится на заказы, финансируемые из бюджетов различных уровней. ЛенТИСИЗ, как и большинство изыскательских организаций, участвует в проектах в качестве субподрядчика, и если заказчику из бюджета деньги вовремя не поступают, соответственно, он их также не перечисляет своим исполнителям. На сегодня это общая проблема (а точнее, беда) всех участников бюджетных проектов. Я не оговорился: это действительно беда для небольших компаний, работающих на субподряде, я бы даже сказал, для всех компаний, ведущих работы на правах субподряда. Ведь мы и так работаем по демпинговым ценам в условиях недобросовестной конкуренции! При этом вынуждены нести обязательные ежемесячные расходы на расходные материалы, обслуживание техники, периодическое обновление оборудования, если желаем оставаться конкурентоспособными на рынке.
Кроме того, не последний вопрос – репутация компании. Но, даже ставя превыше всего честные партнерские отношения, мы в последнее время вынуждены идти на такие меры, как отсроченные платежи. Ведь если раньше своим субподрядчикам за выполненную работу мы платили независимо от того, перечислены нам деньги или нет, то сейчас приходится пересматривать этот вопрос и переходить на оплату только после поступления денег от заказчика. Хотя, повторюсь, я не считаю данную тактику правильной, потому что выполненная работа должна оплачиваться всегда и вовремя! В противном случае это рождает взаимные обиды, недоверие, ослабление сложившихся производственных связей, что не может не сказаться на конечном результате. И выход из положения один: необходимо, чтобы муниципальный, региональный или федеральный бюджет рассчитались по долгам.

– Вы сказали, что проблема неплатежей – общая. Но разве в договоре не прописан порядок оплаты выполненных работ и оказанных услуг?
– Да, такой пункт есть, в разных договорах он звучит по-разному, но в основном – «расчет после поступления средств от генерального заказчика». Поэтому мы вынуждены ждать. Хотя есть отдельные объекты, по которым приходится даже обращаться в арбитраж, чтобы совсем не остаться без оплаты.

– Вы судитесь с бюджетом?
– С заказчиком, который принимал нас на субподряд. Конечно, можно не идти на такие риски, избегать сложных и нечетко прописанных контрактов, но тогда появится риск остаться без работы. И оставить без работы и средств к существованию 160 человек я не могу. Приходится лавировать, ждать, в отдельных случаях – добиваться денег через суд. Процесс понятный, но долгий.

– С бюджетом какого уровня проблем больше? И что можно сделать, чтобы обязательность расчетов за выполненную работу соблюдалась по всей вертикали?
– Чем выше власть и бюджет, тем с ними сложнее. И чем крупнее компания-заказчик, тем сложнее небольшим исполнителям с ними разбираться. А повысить ответственность заказчика можно, например, если прописать обязательным условием участия в тендере отсутствие у компании долгов по выплате подрядным организациям в предыдущих проектах. То есть компания не сможет претендовать на статус заказчика в новом проекте, не рассчитавшись со своими исполнителями по уже реализованным. По моему мнению, это бы серьезно сдвинуло с места решение проблемы задолженностей, в первую очередь для небольших компаний, не имеющих дополнительных средств для финансовых маневров. Государство, желая развивать малый и средний бизнес в сфере строительства, должно вести очень гибкую и вместе с тем очень четкую финансовую политику и жесткий контроль. Выделили деньги из бюджета на некий объект – необходимо контролировать, чтобы промежуточные исполнители работ вовремя рассчитывались со своими субподрядчиками.

– Вы уже упомянули о проблеме, ставшей общим местом при обсуждении тендеров – демпинговых ценах…
– Сегодня результаты всех тендеров подчиняются единственному принципу: работы достаются тому, кто максимально снизит цену. Причем фантастичность такого понижения порой просто режет глаз! Я не представляю, как можно снизить цены в два раза и выполнить заявленный объем работ, не говоря уж о качестве. Мы сталкивались с предложениями по проведению топографических работ, стоимость которых была понижена исполнителем в десять (!) раз по сравнению со средней. Как они собираются их выполнять, для меня просто загадка. Ведь даже на 20% снизить порой очень сложно, а иногда и невозможно, но в разы?! Те, кто идет на это, лукавят с качеством и объемом проделанных работ, а в итоге все отражается на получаемых результатах.

– То есть, закрывая глаза на очевидную «халтуру», заказчик соглашается с недостоверностью предоставляемых ему данных?
– Именно так. В данном случае, заказчик сам определяет, проект какого качества он хочет иметь. Ответственность у всех заказчиков разная. Например, при реализации газовых и нефтяных проектов всегда ведется так называемый «полевой контроль», когда даже на удаленных территориях от заказчика присутствует супервайзер, осуществляющий контроль выполняемых работ. Но не секрет, что при проведении инженерно-изыскательских работ для жилого дома в первую очередь стараются минимизировать (вплоть до исключения) именно полевые работы. Хотя у нас все начинается с полевых работ. Поэтому в данном случае необходим контроль полевых работ.

– Разве его наличие не прописано в договоре?
– По договору заказчик в любой момент может проверить нашу работу любым удобным ему способом: выехать разово или держать постоянно специалиста. И то, и другое – дополнительные затраты. Не слишком нужные с точки зрения заказчика, а с моей точки зрения – вполне оправданные. Сегодня повсеместно наблюдается стремление вместо лабораторных и полевых методов исследования грунтов использовать соответствующие таблицы нормативных документов. На мой взгляд, опытные полевые работы неоправданно теряют свои позиции в общем объеме инженерно-изыскательских работ.

– Виды все чаще «забываемых» заказчиками и исполнителями работ назовете?
– Например, в геологических исследованиях преобладает статическое зондирование, а испытания грунтов штампами, прессиометрические испытания почти не проводятся. В гидрогео­логии «забыты» такие исследования, как наливы скважины, откачки скважины. Именно такие работы, позволяющие анализировать состояние окружающей среды, на данный момент чрезвычайно редко заказывают.

– Экономят?
– Не только. Конечно, это стоит денег, но главное – эти работы явно не влияют на процессы, которые будут происходить на территории во время строительства. Но «явно» и «во время» не означает, что последствия не проявятся в процессе эксплуатации. В Петербурге грунты очень сложные, необходимо с разных сторон подходить к любому, даже небольшому, на первый взгляд, вмешательству в эту сферу. У нас же, как правило, такие работы, как гидрология и гидрография, в принципе «забываются» заказчиком.

– Уменьшение инвестиций наверняка еще усугубит ситуацию?
– Снижение общего числа заказов – общая тенденция, связанная с политическим и экономическим давлением извне на нашу страну. Но я уверен, что эта тенденция – временная. Да, не хватает денег, да, уходят инвесторы. Но жить надо. Тем более что потребность в строительстве в России такова, что никакие санкции не должны и не могут ее отменить. Куда ни ткни, везде прорехи, которые надо латать, а правильнее – строить заново! Государство должно понимать, что деньги следует выделять не только на освоение нефтяных скважин и военную промышленность, но и на развитие, например, средней полосы России, привлекать собственных инвесторов. При этом обязательно делать все честно и «по уму» на всей вертикали реализации проекта: от выделения денег из бюджета до выполнения каждого отдельного вида работ.

Беседовала Светлана Соснова