ппрк
ППРК-Сервис
Архив номеров / Архив в электронном виде / СТО 01/18 март 2013 / ОПЕРАЦИЯ «ПУЛКОВО» ПРОДОЛЖАЕТСЯ
ОПЕРАЦИЯ «ПУЛКОВО» ПРОДОЛЖАЕТСЯ

ОПЕРАЦИЯ «ПУЛКОВО» ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Строительство нового терминала Пулково сопряжено с огромной ответственностью, поскольку в непосредственной близости находится действующий аэропорт. Так что перед генподрядчиком строительных работ была поставлена непростая задача: привести график собственных работ в четкое соответствие с расписанием деятельности аэропорта.

При активном содействии заказчика работ – официального оператора Пулково ООО «Воздушные ворота Северной столицы» – строителям удалось завершить первый этап работ на 2 месяца раньше. Сдача нового терминала намечена на декабрь 2013 года.

Руководитель проекта по строительству пассажирского терминала «Пулково» ООО «Воздушные ворота Северной столицы» Йохан Хертер дал эксклюзивное интервью журналу «СТО Строительство Технологии Организация».

– На какой стадии сейчас находится строительство в Пулково?

Пока на так называемой стадии № 1, при которой все работы ведутся по определенным направлениям. Первое направление – это проектирование и строительство аэровокзального комплекса, которое включает реконструкцию Пулково-1, строительство главного пассажирского терминала, а также Северной посадочной галереи и притерминальной площадки. Второе направление включает в себя огромный комплекс работ по контролируемой зоне аэропорта, где у нас имеется четыре дополнительных строения, а также работы по расширению площади перронов и рулежных дорожек.

– В декабре 2012 года мы общались с представителями генерального подрядчика строительства нового терминала – компании IctasAstaldi, – они сказали, что снести старый перрон, который был построен более 50 лет назад, гораздо сложнее, чем построить новый. Это связано с технологией применения сверхпрочных бетонов при укладке такого рода строений?

– Здесь, скорее, основные сложности связаны с проходящими под перроном старыми инженерными сетями, поскольку за давностью лет часть документов, указывающих на их расположение, оказалась утеряна, и мы достоверно не знаем – где какие коммуникации проложены. Поэтому работать на этом объекте приходится, что называется, ювелирно.

– Насколько я понимаю, работы по инженерии – и есть наиболее сложный этап?

– Совершенно верно. Кроме того, нужно учитывать, что для Санкт-Петербурга характерна очень сложная геологическая обстановка. Слабые грунты, достаточно большой пласт глины, подземные воды, которые располагаются близко к поверхности. Совокупность этих факторов очень мешает осуществить дренаж тех покрытий, которые находятся, к примеру, под перроном. Именно по этой причине, кстати, нам пришлось несколько пересмотреть метод его строительства.

– В прошлом году на экскурсии по будущему терминалу вы сказали, что при строительстве нового терминала учитывались различные менталитеты – русский, итальянский и турецкий. Представители вашего генподрядчика не смогли объяснить – что это значит…

Я имел в виду, что проект нового Пулково является международным, поскольку в него вложены силы и средства представителей различных наций. Могу сказать, что только финансовый поток на строительство идет от 12 лендеров из разных стран. В связи с этим, конечно, возникают и определенные сложности, связанные с менталитетом россиян и европейцев, ведь у нас разные строительные нормы, разные подходы ко многим вопросам и т. д. Но пока нам удается своевременно решать все проблемы, и от намеченных сроков мы не отстаем.

– Вам приходится работать в условиях действующего аэропорта. Какие меры безопасности были предприняты в целом?

– Для того чтобы не затрагивать действующие коммуникации и не мешать работе Пулково-1, необходимо четко соблюдать все строительные нормы, прописанные в российском законодательстве. К примеру, если мы выполняем свайные работы, то обязаны обеспечить, чтобы все неизбежные при таких работах вибрации и шумы имели допустимый уровень.

– Менеджеры IctasAstaldiв конце 2012 года говорили о том, что срок сдачи нового терминала может значительно сократиться. Между тем, генеральный директор ООО «Воздушные ворота Северной столицы» Сергей Эмдин указал на ряд проблем, в том числе и по качеству работ, которые часто возникают при строительстве такого масштаба…

– До намеченного срока сдачи терминала у нас впереди еще восемь месяцев работы, и пока все идет по плану. Во всяком случае, могу сказать, что с точки зрения физического возведения здания и окончания строительных работ мы на 100% придерживаемся графика. Что же касается документации, то здесь мы возвращаемся к вопросу о разных подходах и системах мышления. Нашим турецким партнерам экстренно приходится привыкать к имеющимся в России строительным нормам и к необходимости оформления большого количества проектных документов.

– Да, Джанер Бенли (менеджер проекта от IctasAstaldi) говорил о том, что в России для ведения строительных работ зачастую необходимо получить слишком много документов. Но, может быть, это как раз правильно, когда речь идет о таком стратегически важном объекте, как аэропорт?

– Возможно, но я ни в одной стране мира, где мне приходилось работать до этого, не видел такого количества сопроводительной документации. Однако должен сказать, что строительные проекты оформляются российскими специалистами очень грамотно. Хорошо, что есть определенные традиции в этой сфере, но хотелось бы сказать, что российская система слишком статична, ей немного не хватает гибкости. Хочется отметить, что мы иногда ощущаем это на себе, когда при решении определенных организационных вопросов, что называется, находит «коса на камень»: русская – на итальянский, итальянская – на турецкий и т. д.. Тем не менее,мы научились находить компромисс, работать вместе и успешно решать все насущные вопросы.

– Генподрядчик пригласил для строительных работ довольно много российских компаний. Как вы оцениваете их профессиональный уровень?

– Как правило, это очень грамотные специалисты, хотя имеются и отрицательные примеры. Для меня очень странно, что ваши подрядчики просят от 30 до 70% предоплаты. В других странах это не практикуется. Существует договор, который регламентирует отношения заказчика и подрядчика, он не предусматривает выплату серьезного аванса. С другой стороны, я рад, что познакомился с российским рынком проектировщиков, которые очень помогли нам при строительстве терминала, особенно с точки зрения применения высоких технологий. Очень сложная работа по первичной установке стальной конструкции будущего терминала также была выполнена российскими специалистами. Еще один опыт, который я получил в России, связан с тем, что ни в одной другой стране мира в строительной отрасли нет такой сильной зависимости от «нужных людей», способных обеспечить выход на правительство города и т. д.

– Я думаю, это опять же связано с общегосударственной важностью проекта, который осуществляется по системе государственно-частного партнерства. Что вы, кстати, о ней скажете?

– Мне кажется, это еще не слишком устоявшаяся практика в России, но, безусловно, система ГЧП необходима для реализации проектов подобного масштаба. Сегодня Россия показывает очень серьезные темпы роста, и понятно, что государство не может самостоятельно финансировать все глобальные проекты: нужны инвесторы. Российская система партнерства «бизнес – государство» также нуждается в доработке и урегулированию некоторых вопросов. Нам пришлось решать некоторые из них, – вопрос несоответствия российских строительных норм и положений договора ГЧП.

– Вернемся к строительству терминала. Какой объем работ уже выполнен, и что делается сейчас?

В ноябре 2012 года был закрыт тепловой контур здания, сейчас идут отделочные работы в основных помещениях, а также устройство электрики. Скоро начнутся отделочные работы в общественных зонах, зонах торговли и государственных структур – таможни, пограничной службы и т. д.

– То есть по внешнему виду терминал постепенно приближается к тому облику, который Пулково предложили архитекторы английского конструкторского бюро Grimshaw

– Да, его представители, кстати, недавно посетили объект и остались очень довольны ходом работ и увиденными результатами, на сайте компании даже есть официальное заявление и видеопротокол.

– Я много раз смотрел иллюстрации проекта будущего терминала: где же тут обещанное и разрекламированное сходство с собором Спаса-на-Крови?

– Не нужно понимать идею архитекторов буквально: проект имеет определенные моменты, линии, которые повторяют архитектурные шедевры Санкт-Петербурга, и это, конечно, не только знаменитый собор. Включив фантазию, вы увидите в облике нового терминала аллюзии на каналы, мосты, купола церквей, – все это будущие пассажиры Пулково обязательно заметят.

– Многие петербуржцы старшего поколения переживают за внешний вид будущего Пулково-1. Скажите, оставите ли вы знаменитые «стаканы»?

– Внешняя архитектура меняться не будет. Единственное, что мы планируем сделать с внешней стороной здания – это новая обшивка и оборудованные места для телескопических трапов. В основном же все изменения коснутся внутренней отделки здания. Одна из концепций, о которой я всегда с удовольствием говорю, – это расширение внутреннего пространства терминала за счет избавления основной зоны от множества отделов аэропорта и других помещений.

– То есть, что называется, будет «больше воздуха». Так, согласно фотоархивам, аэропорт выглядел в 70-е годы прошлого века…

– Совершенно верно. Таким образом, избавив терминал от слишком узких проходов и, соответственно, от пассажирской толчеи, мы вернем Пулково-1 былую мощь и славу.

– С точки зрения европейца, действительно ли Пулково в ближайшее время станет самым крупным аэропортом в Северной Европе и крупнейшим транзитным узлом между Европой и Азией в европейской части России?

– Самым крупным в Северной Европе – думаю, да. Однако об операционной деятельности нового Пулково как транзитного узла говорить рано. Думаю, в этом плане нам будет трудно держать первенство – Москва не так далеко. Хотя, конечно, мы готовимся к этому. По масштабам новый Пулково я могу сравнить с аэропортами в Гамбурге или Ганновере – это современные, серьезные комплексы. Говоря о новом пулковском терминале, могу сказать, что в нем будет очень легко ориентироваться, здесь весь функционал продуман максимально с точки зрения прозрачности и комфорта для пассажиров. В дополнение к разработке архитектурных особенностей нового терминала, и это нужно особо отметить, мы провели конкурс среди петербургских художников и дизайнеров на внутреннее оформление его интерьеров.

– Как давно вы работаете в Северной столице, как ощущаете себя здесь?

– В Петербурге я немногим более 2 лет. Примерно полгода у меня ушло на знакомство с вашим прекрасным городом, и за это время я успел очень полюбить его и научился не обращать внимания на отдельные недостатки. Я убежден, что новый петербургский аэропорт будет выглядеть не просто достойно, а уникально и по-настоящему красиво.

Беседовал Евгений Бжезински